О пропавших без вести, новых проектах, стойкости народа Донбасса

Август 21, 2020 9:00

— Как оцениваете военную обстановку в Донецке? Есть ли перемены в сравнении с прошлыми годами, когда вы здесь бывали?

— Безусловно, в последние несколько недель люди почувствовали на себе долю спокойствия, ведь они могут постепенно возвращаться к нормальной жизни. Но кроме стрельбы есть и другие опасности. Сейчас люди стали чаще страдать от неразорвавшихся боеприпасов. В частности, фермеры во время обработки земли. Это большая проблема. Мы понимаем также, насколько остры последствия. Поэтому сегодня считаем необходимым сосредоточиться на ее решении.

— Где успели побывать в эту поездку (беседа состоялась в ходе посещения Флоранс Жиллетт Донецка 17 августа — прим. ред.)?

— Это впервые, когда меня не было в Донецке достаточно долго. Обычно периоды между поездками короче. Коррективы в наши рабочие реалии внесла пандемия коронавирусной инфекции, поэтому приехала, как только появилась возможность. Но напомню, что сотрудники донецкого офиса МККК ни на день не прекращали работу на этой территории. Посетила амбулаторию в Горловке, где при поддержке Красного Креста проводится ремонт помещения. Была в Куйбышевском районе Донецка, где наши представители раздавали гуманитарную помощь, кроме того, побывала в протезно-ортопедическом центре, в котором также при содействии МККК выполнен капитальный ремонт.

— Удалось провести встречи с руководством Республики?

— Не удалось встретиться с мистером Пушилиным (Глава ДНР – прим. ДАН), в этот мой приезд он, к сожалению, был занят. Однако хочу отметить, что мы не раз виделись раньше, и, уверена, в будущем обязательно поговорим. При этом провела встречу с Дарьей Морозовой (омбудсмен ДНР – прим. ДАН). Обсудили проблему пропавших без вести в связи с конфликтом. На встрече с Александром Оприщенко (министр здравоохранения ДНР – прим. ДАН) речь шла о сотрудничестве и оказании помощи МККК медицинским учреждениям в условиях борьбы с COVID-19.

— Вы сказали, что приехали при первой возможности. Это из-за улучшения ситуации с COVID-19 в Республике?

— Пандемия коронавируса привнесла новые гуманитарные вызовы не только на этой территории, но и по всему миру. Если мы говорим о регионах, где проблема COVID-19 сопряжена с проблемой продолжающегося вооруженного конфликта, как в Донбассе, то эти гуманитарные вызовы гораздо острее.

Для борьбы с распространением заболевания были введены определенные меры, они неизбежны. Ограничения повлекли экономические и социальные последствия, и здесь очень важен вопрос нахождения и сохранения баланса – как внедрить эти меры и не навредить социуму. У нас получилось наладить сотрудничество со всеми органами и структурами, отвечающими за применение этих мер и в целом на этой территории.

— Известно, что МККК выступает за усиление поиска пропавших без вести и обещал содействие в этом вопросе. Для интенсификации процесса предлагалось создать некий механизм. На каком этапе эта работа сегодня?

— Это одно из самых сложных последствий любого конфликта. Красный Крест несколько десятилетий работает в этом направлении, и у нас есть хороший опыт. Он, в основном, касается оказания помощи семьям пропавших, а именно: по части эксгумации, организации похорон, преодоления экономических трудностей для семей, утративших близких. И, как вы правильно упомянули, МККК действительно оказывает содействие в разработке механизмов, направленных на выяснение судеб пропавших без вести лиц.

Это процесс трудоемкий и долгий. Чтобы вы понимали временные рамки, на прошлой неделе в Абхазии были найдены останки 13 человек, пропавших без вести в период конфликта 1992-1993 годов. Они были идентифицированы и переданы родственникам. Надеемся, что абхазский пример не постигнет Донбасс, и делаем для этого все возможное. Что касается механизма. Мы помогаем в создании инструментария для регистрационного учета пропавших, работаем с отделениями судебно-медицинской экспертизы, проводим консультации по обращению с останками, принципам их учета.

— Мы говорим о далеких перспективах в плане реализации этих мер в Донбассе?

— Если оценивать этот процесс глобально, то части данного механизма уже внедрены. При этом для полноценной его работы важно продумать шаги не только со стороны Донецка, но и зеркальные меры с другой. Это нужно для объединения усилий и унификации подходов.

— Много ли обращений от родственников поступило в МККК за время войны в Донбассе и скольких удалось разыскать?

— С начала конфликта к нам обратилось более 1800 семей, которые попросили содействовать в поиске пропавших родственников. На данный момент в работе более 750 случаев. Это означает, что по остальным вопрос закрыт. Кого-то нашли, а некоторые попросили прекратить поиски. Я затрудняюсь ответить, скольких именно мы нашли, это сложно отследить. Потому, когда говорим о цифре 1800, нужно понимать, что это лишь семьи, которые обратились в МККК. Реальные сведения по пропавшим без вести гораздо выше.

— Какие обстоятельства могут ускорить процесс согласования механизма для поиска пропавших без вести?

— Всем нужно сесть за стол переговоров и заниматься разработкой этого направления. Только в совместном подходе лежит ключ к решению.

— Какая сторона более заинтересована в решении этой проблемы?

— На уровне Минских переговоров МККК не является участником дискуссий, но в рамках консультаций нас часто привлекают для комментария о гуманитарных потребностях в регионе, мы в свою очередь предлагаем варианты их решения, механизмы, проекты. Однако это происходит только на уровне приглашенных экспертов и только с гуманитарной точки зрения. В политические дискуссии представители Красного Креста не вступают. Мы не поддерживаем никакую из сторон конфликта.

— Вы часто упоминаете гуманитарную составляющую в деятельности вашей организации. Это и понятно, Красный Крест оказывает помощь в регионах, затронутых конфликтами, стихийными бедствиями и прочих. А какие инициативы помимо общеизвестных разрабатывает МККК для Донбасса?

— Есть несколько новых проектов, которые находятся в стадии разработки. В частности, это микроэкономические инициативы для проживающих на линии соприкосновения, а также семей, чьи родственники пропали без вести.

— Можно подробнее?

— Один из проектов направлен на создание условий для самообеспечения нуждающихся граждан продовольствием для питания или дальнейшей продажи. К примеру, куриным яйцом или мясом. Другой предусматривает обучение граждан новым профессиям в сфере услуг и обеспечение необходимым для этого оборудованием. В дальнейшем они смогут использовать этот опыт для получения прибыли. В текущем году запустить пилотные версии этих проектов не вышло, но мы продолжаем работать и надеемся в 2021 году реализовать их.

— Флоранс, вы в Донецк приезжаете не впервые. Есть в Донецке какое-то особое место, запомнившееся или понравившееся вам?

— Я приехала в Донецк в пятницу, 14 августа. В минувшие выходные посетила ваш парк – имени Щербакова. Также мне очень нравится бульвар Пушкина. Трудно выделить что-либо конкретное – здесь очень много красивых мест.

Хотелось бы сказать о другом. Меня больше всего впечатлило, особенно в ходе поездок на линию соприкосновения, какие там живут стойкие, сильные духом люди, как они с оптимизмом смотрят в будущее, готовы преодолевать все трудности. Люди. Вот, что впечатляет у вас. Это все я видела собственными глазами, побывав в Горловке, Спартаке, Саханке и других населенных пунктах. Меня впечатляет единение народа перед проблемами, то, как они водят детей в школу, работают и многое другое. *ха*мк