Репортаж: Главный вопрос — куда спрятаться?

Июнь 26, 2015 8:00 // Обновлено: Июнь 26, 2015 8:19
Саханка, архив

Донецк, 25 июн – Корр. ДАН. Село Саханка расположено в Новоазовском районе неподалеку от линии соприкосновения войск Донецкой Народной Республики с украинскими частями. В самом населенном пункте нет ни одного бойца ополчения, и местные власти об этом не раз заявляли, но каратели с печальной регулярностью обрушивают на Саханку мины и артиллерийские снаряды.

Очередной обстрел начался вечером 24 июня, во время грозы. Вероятно, украинские силовики специально выбрали момент для очередного акта агрессии, чтобы застигнуть людей врасплох. Если так, то очередная «победа» оккупантов в борьбе с мирным населением достигнута: местная супружеская пара не успела укрыться в подвале, муж погиб, жена ранена. К счастью, успела спастись их 13-летняя внучка, она отделалась контузией.

Удалось добежать до укрытия и сверстникам девочки – Саше Коровану и Олегу Шобуренко, которые с началом обстрела оказались на улице. «Была гроза, мы даже не сразу поняли, что происходит», — вспоминает 12-летний Саша. Лишь когда один из снарядов упал совсем близко, подросткам стало ясно – пора прятаться. «Мы, не думая, спустились в первый же попавшийся подвал», — рассказал 13-летний Олег.

На следующий день после обстрела в Саханке побывали с инспекцией представители Министерства обороны ДНР и наблюдатели ОБСЕ. Согласно предварительному заключению оборонного ведомства Республики: каратели использовали артиллерию калибром 122 и 152 мм, а потом обстреляли село из минометов – возможно, в попытке скрыть применение запрещенных Минскими соглашениями орудий.

Олегу с Сашей тяжелые вооружения Киева уже хорошо знакомы. Они собирают коллекцию подарков от «освободителей», и в ней хватает осколков снарядов больших калибров. А еще – минометных мин, взрывателей и прочих вещественных напоминаний об «антитеррористической» операции Киева.

Война внесла коррективы в детство этих ребят, а умение выживать под обстрелом стало для них целой наукой. «В подвале прятаться опасно. Нужно скрываться там, где есть толстые стены, тогда меньше вероятность получить ранение от осколков, — рассуждает Олег. — Это нас и спасает. Потому что погреб у нас очень маленький: если что-то попадет, нас или убьет, или засыплет».

От обстрела 24 июня в Саханке пострадало около полутора десятков домов, некоторые из них разрушены до основания. В частности, не уцелело жилище местной учительницы Екатерины Тешаковой, которая долгие годы отдала преподаванию украинского языка и литературы. «35 лет учила детей любить Украину, а теперь я «сепаратист», – сетует собеседница ДАН. – Теперь украинские военнослужащие разбили мой дом».

Обстрел был массированным: только на улице Мира легло не менее 15 снарядов. По мнению местных жителей, идет целенаправленное уничтожение мирных людей. Причем – самых беззащитных: женщины, старики, дети, инвалиды – вот подавляющее большинство населения этого села, живущего в постоянном страхе.

Мать-одиночка Эльвира Пономарева воспитывает двух маленьких дочерей. «День проводим в огороде, возимся с хозяйством, — рассказывает она. — Вечером встает главный вопрос: куда бы спрятаться?»

Как и ее односельчане, прятаться с детьми в маленьком погребе Пономарева опасается: обстрелы семья переживает лежа на полу.

А кто-то прятаться даже не пытается, например 71-летняя Евдокия Васильджогас, чей дом уже наполовину разрушен карателями. Она ухаживает за мужем-инвалидом, и в момент обстрела остается с ним рядом.

«Он не ходит, не видит и не слышит. Около десяти лет практически не встает с постели, — вытирая слезы, рассказала Евдокия. – У меня нет сил и возможности перетаскивать больного мужа в подвал, всякий раз, когда в наши дворы начинают сыпаться снаряды. Я приняла решение жить и ждать».

Еще один пенсионер, Иван Слесаренко, лишь по счастливой случайности не оказался в собственной постели, когда туда угодил артиллерийский снаряд.

«Наш поселок ежедневно подвергается обстрелам. Часто снаряды начинают ложиться еще днем, — жалуется 88-летний Иван Романович. – Вчера я просто собирался прилечь чуть позже, чем обычно, это меня и спасло».

Пережив Великую Отечественную войну, Слесаренко не мог и подумать, что на его долю выпадет еще один конфликт на родном Донбассе – развязанная киевским режимом кровавая бойня. Теперь, как и другим жителям Саханки, ему остается «жить и ждать», и сколько продлится это ожидание – неизвестно.