S10300365

В Донецке неоднократно заявляли, что социально-экономическая блокада Донбасса со стороны Украины лишила детей в ДНР основных прав, включая права на медицинскую помощь и соцобеспечение, детей же некоторых оккупированных территорий еще и права на образование и защиту. Решать эти многие другие спровоцированные конфликтом проблемы приходится в сжатые сроки и с ограниченными ресурсами. О том как справляются с этим власти Донецкой Народной Республики, какие вызовы стоят перед компетентными органами, и какова реальная ситуация в наиболее "горячих точках" линии соприкосновения Донецкому агентству новостей рассказала Советник Главы ДНР по правам ребенка Яна Чепикова.

_DSC4400
Фото: Личный архив Я. Чепиковой

- Яна Васильевна, расскажите, насколько сложна работа детского омбудсмена?

- Вопросы защиты прав детей всегда были сложными, даже в мирное время. А сейчас идет гражданская война. Моя обязанность – защищать права детей, а каким образом можно защитить от снарядов ВСУ? Ведь войну не остановить только желанием, вопрос должен решаться на уровне политиков. Конечно, мы тесно работаем с Дарьей Морозовой (уполномоченный по правам человека в ДНР - прим. ДАН) в вопросе защиты прав детей на территории ДНР.

- Известно ли, сколько их проживает в Республике?

- По состоянию на 1 января 2015 года проживало около 300 тысяч детей, то есть это ровно половина всех детей на территории Донецкой области. Я думаю, сейчас их гораздо больше, так как многие из уехавших ранее вернулись. В свое время многие семьи уехали за пределы ДНР, боясь за жизнь близких людей, а также чтобы дать детям возможность продолжить учебу. Учебный год закончился, и люди начали возвращаться. Рано или поздно это должно было произойти. Сейчас, правда, перекрыли все пути для этого (по причине транспортной блокады Донбасса - прим. ДАН). Так что я думаю, что эта цифра некоторое время будет константой.

- А какова ситуация с детьми, которые были вывезены на Украину летом прошлого года и которые по сей день находятся в Святогорье. Там около 500 ребят из детских домов Республики. Ведутся ли переговоры по их возвращению? 

- Правительство Украины приняло варварские поправки в законодательство, касающееся детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения. Кто такой ребенок, лишенный родительского попечения? Это тот, у которого нет законных представителей, нет родителей, нет опекунов, то есть ребенок должен быть передан в государственное учреждение либо устроен в семью. Из названных вами детей в течение года двое были переданы под опеку. Остальные, оказавшиеся без документов, не были перевезены никуда. То есть дети уже круглый год находятся в лагере «Изумрудный город» в Святогорье.

Правительство Украины придумало «Акт о ребенке, прибывшем из зоны «АТО», согласно которому, если у ребенка нет документов, за ним никто не приезжает, то составляется специальный акт, и малыш становится лишенным родительского попечительства. Этот акт применяется, даже если у него есть родители, то есть они не лишаются родительских прав.

Усыновить такого ребенка люди не могут, но его могут взять под опеку, оформить в приемную семью или в детский дом при живых родителях. А это уже преступление.

А каким образом, скажите, можно получить пропуск родителям, чтобы попасть к ребенку? Сколько он будет готовиться? Насколько реально получить его тем, кто каким-то образом связан со службой в рядах вооруженных сил ДНР, органах государственной власти?

- Много ли таких случаев?

20150409_105911
Фото: личный архив Я. Чепиковой

- Только из Республиканского дома ребенка в Святогорье были увезены 16 детей, у которых есть родители. Это была группа реабилитации, там проходили реабилитацию малыши в возрасте от года до трех лет с определенными проблемами со здоровьем. Также были увезены дети возрастом до трех лет, которые имеют статус ребенка-сироты или ребенка, лишенного родительского попечения. Так вот, из 16 человек удалось вернуть только одного ребенка. Мама забрала свое дитя, пока еще не были перекрыты дороги. А ведь многих детей из Святогорья перевели в другие регионы Украины, о некоторых из них мы не знаем ничего – ни место их нахождения, ни состояние здоровья. Детки не имеют возможность общаться с родными.

- Каким образом можно повлиять на Киев в вопросе возврата детей?

- Еще до вступления на свою должность, я пыталась вернуть наших детей, но мне заявили, что «мы не должны иметь с вами никаких контактов, мы вам ничего не должны». Обращалась и к Кулебе (Николай Кулеба, уполномоченный по правам ребенка в Украине - прим. ДАН) с этим вопросом, и в наше министерство юстиции для оценки ситуации. Наши дети могут считаться незаконно удерживаемыми, то есть заложниками военной ситуации (соглашение в Минске от 12 февраля предполагает освобождение незаконно удерживаемых лиц – прим. ДАН). Сейчас мы совместно с Дарьей Морозовой готовим вопрос возврата детей для рассмотрения рабочими подгруппами Контактной группы на переговорах в Минске. Не знаю, насколько это будет результативно, но я готова идти куда угодно, хоть в ООН, чтобы вернуть наших детей домой.

- С украинским детским омбудсменом вообще есть связь?

- Мое обращение к господину Кулебе было опубликовано в СМИ – обращение о недопустимости нарушения прав детей, однако ответной реакции как не было, так и нет. Знаете, я даже на его страничку в «Фейсбуке» подписалась, мне было любопытно, чем интересуется уполномоченный по правам детей Украины. У него очень много информации о ДНР, причем для нас не самой плохой. Это и День защиты детей, и праздники, и ограничение прав человека, то есть человек видит реальную картину того, что права детей нарушаются. Вопрос в том, почему уполномоченный на это не реагирует? Ведь это тот чиновник, который никому не подотчетен, который должен быть независим. Я могу ответить для себя: он зажат в политические тиски, что категорически недопустимо. Категорически нельзя переплетать политику и вопросы защиты детей, дети – вне политики!

- Насколько права ребенка соблюдаются в Славянске, Краматорске, Новоселовке и других населенных пунктах, подконтрольных украинским военным?

- В Марьинке было две школы, 1-я и 2-я. На сегодня нет обоих. Фактически они сохранились, но сильно повреждены. Значительно поврежден и единственный детский сад. Дети в Марьинке хорошо если учились месяц, но что такое дистанционное обучение, когда нет интернета? Ни у каждого ребенка есть даже компьютер. Если в Марьинке больше, чем полгода не было света, то о чем может идти речь? Уже, как минимум, нарушены права ребенка на образование. Поликлиники в этом городе и близлежащей Красногоровке не работают, в Новомихайловке есть поликлиника, но «Скорая» возит детей в Курахово. Раньше малышей и подростков из Марьинки, Красногоровки и Александровки доставляли в Петровский район Донецка, больницу № 14. Там им оказывалась нормальная помощь. А теперь ближайший подобный пункт находится в Мариуполе.

Ваня Воронов 1
Фото: Личный архив Я. Чепиковой

- Вы знаете конкретные случаи, когда из-за политики Киева ребенок не получил необходимую помощь?

- Да, ко мне поступила информация о конкретном случае: мать оформляла пропуск ребенку, у которого серьезные проблемы с позвоночником. В Петровском районе столицы есть Республиканский центр восстановительного лечения, и там очень хорошая материально-техническая база. И когда эта мама на блокпосту предъявила документы и карточку ее 12-летнего ребенка, которому нужно надевать корсет на спину, сотрудник, занимающийся приемкой документов для оформления пропусков, даже не принял документы. Когда к ним в Марьинку приехал специалист центра выдачи пропусков, то этот человек не посчитал болезнь уважительной причиной для въезда на территорию ДНР. Он сказал, что на Украине много больниц, и нужно ехать туда, а не к «сепаратистам и террористам».

- А Вы оцениваете общую ситуацию с обеспечением прав детей в буферной зоне?

- Дети на не подконтрольной нам территории просто запуганы. Посмотрите на наших ребят, которые первого июня, в Международный день защиты детей, бегали счастливые, с шариками, конфетами у нас был праздник. Да, они тоже боятся войны, да, многие из них реагируют на малейший громкий звук – приседают, а то и падают на землю, маленькие плачут, но ведь мы делаем все, для того, чтобы наши дети не слышали звуков войны. В буферной зоне, как известно из различных источников, солдаты дебоширят, они агрессивны по отношению к местному населению, не все, конечно, но в большинстве своем. Люди боятся говорить по телефону, боятся обсуждать между собой какие-либо темы и, естественно, это все отражается на детской психике.

- Скажите, к вам на вашу почту обращаются люди с оккупированных ВСУ территорий?

- Обращаются. Конкретный случай: женщина из Марьинки живет здесь в ДНР, она переехала в свое время в связи с происходящими событиями, хочет усыновить ребенка. Есть и из России обращения.

- Вернемся на территорию ДНР. Одна из наиболее актуальных проблем в сфере обеспечения прав ребенка - снабжение детских больниц медикаментами. В конце марта этого года Вы сообщили о дефиците препаратов для новорожденных в результате украинской блокады. В частности, речь шла о дорогостоящем лекарстве «Куросурф». Удалось ли предотвратить нехватку этого препарата, возможно, за счет гуманитарных грузов, доставляемых из России? Либо договориться с украинскими властями?

DSC_9666

- А в каких объемах получен необходимый препарат?

- Партии небольшие. По словам медиков, полученного объема препаратов, при условии использования в нынешнем режиме, должно хватить до трех-четырех месяцев. Вы же понимаете, это лекарство применяется только в самых крайних случаях. Стараются использовать какие-то заменяющие препараты. Поэтому будем надеяться, что его хватит. А позже может быть кто-то еще сможет привезти.

- Ведутся ли переговоры по этому поводу?

- Мы совместно с министерством здравоохранения ДНР готовим большой доклад о нарушении конвенции ООН. В частности, это касается нарушения Киевом прав детей на получение медикаментозной и лечебной помощи. Этот доклад в скором времени будет озвучен. Детали мы пока храним в секрете, но в нем охвачено множество моментов, таких как оздоровление, образование, обеспечение медикаментами, в конце концов, право на свободную, нормальную жизнь без обстрелов и возвращение наших детей с территории Украины. Очень надеемся, что это решит все вопросы.

- А как в целом в Республике складывается ситуация с обеспечением препаратами беременных женщин и новорожденных детей? Нехватка, каких средств ощущается в большей степени?

- Прививочных вакцин нам хватает, хотя их привозят благотворительные организации только из расчета на месяц. То есть, когда мы получаем очередную партию, на следующий месяц у нас уже препаратов нет и надо снова где-то искать, просить. В данном направлении мы работаем постоянно, собираем с миру по нитке. Сказать, что у нас есть какой-то длительный запас, к сожалению, нельзя, однако лекарства все же доставляются, хоть и невысокими темпами.

Что касается беременных, это конечно витамины, специализированные препараты, которые помогают сохранить беременность. Нехватка ощущается во многих вещах. Если бы не Российская Федерация, то было бы все намного плачевнее.

гуманитарка (2)
- По линии гуманитарных конвоев приходят препараты?

- Да, приходят, и мы очень благодарны за помощь, но хотелось бы чаще и больше.

- Яна Васильевна, а прорабатывался ли вариант закупки необходимых препаратов в аптечных сетях Республики? Возможно, по закупочным ценам?

- Были редкие случаи доставки частными фирмами медицинских препаратов из Украины. Пока были открыты дороги, аптеки их закупали, но в гораздо меньшем количестве, чем необходимо. Когда перекрыли въезд и выезд, то, соответственно, прекратились поставки.

Что касается закупок в Российской Федерации, то здесь есть некоторые сложности. В принципе, мы можем пользоваться российскими аналогами. Однако некоторые медикаменты, к которым мы привыкли, в России просто не производятся. У них есть аналоги, содержащие только основные компоненты. И для приобретения нами лекарств в России необходимо, чтобы фармакологи проработали этот вопрос с замещением. Это достаточно сложные вещи, с которыми мы столкнулись, когда заказывали медикаменты. Для упрощения процесса мы попробовали в заказах указывать название препарата, основные его компоненты, чтобы российские коллеги смогли подбирать нам подходящие аналоги.

- В Горловке есть завод «Стирол», который является одним из крупнейших фармацевтических заводов мира. Поднимается ли тема запуска полномасштабного производства? Можно ведь делать заменители необходимых препаратов и в ДНР, при этом они будут дешевле.

- А почему обстреливают Горловку? Весь газ, которым пользуются на фармацевтическом производстве, спущен в подземные хранилища, ведь в случае попадания в «Стирол», Чернобыльская катастрофа покажется меньшей. Естественно, пока Горловка будет в зоне обстрела, о возобновлении работы завода речи быть не может, к огромному сожалению. Я думаю, что как только город окажется в тылу, производство возобновят. И, конечно же, нам станет легче. Мы сможем получать препараты и ингредиенты для производства медикаментов.

Когда появились первые блокпосты, в аптечной сети на оккупированной территории ДНР специфических препаратов нигде не было. А почему? «Стирол» же стоит. Дело в том, что это абсолютно глупая политика – завод действительно покрывал значительную часть потребительской системы лекарственными препаратами. Теперь же страдает не только наша Республика, но и население Украины. А в силу того, что Горловка работала и на экспорт, от неразумных решений киевских властей страдает множество людей.

- Не могу не задать следующий вопрос: у нас в Республике много специализированных центров, детские больницы, онкология, детский кардиологический центр. Насколько эти учреждения обеспечены медикаментами?

- Буквально недавно на мою электронную почту пришло письмо-обращение, на которое нельзя было не обратить внимания – «СПАСИТЕ, УМИРАЕТ РЕБЕНОК» было написано большими заглавными буквами, и я его открыла в первую очередь. В письме говорилось, что маленький ребенок с онкологическим заболеванием находится в тяжелом состоянии в Институте неотложной и восстановительной хирургии им. В.К. Гусака. Была огромная просьба помочь вывезти его на оздоровление. Я созвонилась с заведующей отделением и выяснила, что действительно есть проблема.

По линии благотворительных организаций онкоцентры в той или иной степени получают необходимые препараты, но их недостаточно. Несмотря на это, основные виды лекарств у них есть. Проблема с этими специализированными клиниками в том, что анализы, которые делались онкобольным, сейчас нужно везти в Киев. Из-за объявленной Киевом блокады мы не могли вывезти анализы пациентов в течение пяти дней, хотя сделать это надо за трое суток. Здоровье детей напрямую зависит от того, как скоро будут получены ответы из Киева, точнее, когда туда доставят анализы. Это специфические заболевания и без анализов и реального видения проблемы нельзя начинать лечение. Но, поверьте, наши медики прилагают максимум усилий для спасения жизней маленьких пациентов.

- А как обстоит дело с медучреждениями для детей с ВИЧ-инфекцией?

- По вопросам детей со статусом ВИЧ-инфицированных мы беседовали недавно с Виктором Кучковым (министр здравоохранения ДНР - прим ДАН). Дети первого и второго этапа заболевания, которые получают антиретровирусную терапию, у нас обеспечены на сегодня препаратами. Опять же, основные поставки шли из Украины. Но сейчас дороги перекрыты, и доставлять медикаменты возможно лишь при помощи благотворительных организаций. К сожалению, это все труднее и труднее делать.


1100027
- То есть автомобили благотворительных организаций на блокпостах пропускают?

- Как я уже сказала, это действительно очень тяжело… Ведь военные ВСУ совершают на блокпостах циничные, нечеловеческие вещи. Я вам приведу пример того, что делают украинские военные. Пришла к блокпосту цистерна с молоком, просили, предлагали деньги за проезд через границу. Но военные распорядились по-другому: не просто развернули машину, а цистерну молока вылили прямо в поле. Представляете? А ведь военные не только оставили без молока жителей ДНР, но и лишили возможности реализовать продукцию и тем самым заработать средства жителей «своей» страны. А у нас в это время остро стоит вопрос с обеспечением рынка молочной продукцией.

- К теме молока. Как у нас работают молочные кухни? Насколько они обеспечены сырьевой базой?

- В результате экономической блокады прекратились стабильные поставки цельного молока. Каким образом молочные кухни могут работать? Путем приобретения закваски без документов, удостоверяющих качество и безопасность? Нет. Вместе с тем хотелось бы подчеркнуть - вопрос обеспеченности детским питанием гарантированного качества детей раннего возраста стоит на постоянном контроле СЭС.

Кроме того, вы видите, что по телевидению транслируется бегущая строка, где указано, что воду необходимо кипятить пять-семь минут перед употреблением. Если не будут соблюдаться определенные условия на молочной кухне, то мы получим массу детей с пищевыми отравлениями, при дефиците медикаментов.

В целом, если говорить о молочных кухнях, по состоянию на 1 июня 2015 года из 32 ранее функционировавших раздаточных пунктов в ДНР готовы возобновить свою деятельность 19.

- Какова вообще обстановка на молочном рынке Республики?

- Есть гуманитарные конвои. Кроме того, у нас налаживаются и торговые связи. В магазинах появляются йогурты, кефир.

- Это, кстати, местные производители, если не изменяет память…

- Мы народ трудолюбивый, который любит, может, и хочет работать. Поэтому при определенных условиях мы сможем сами себя обеспечить всем необходимым, а если у нас будет еще работать и Марьинский молокозавод, который не совсем успели разбить, все будет замечательно.

- Как обстоят дела с правами ребенка в соседней ЛНР?

- В Луганске длительное время обязанности уполномоченного выполнял один из помощников или заместителей Главы ЛНР. Обращались ко мне за консультациями, на них просто были возложены полномочия. В принципе, это не такая уж и редкая практика. В России, например, не во всех областях, краях есть свои уполномоченные. Зачастую это заместители председателей или мэров городов.

- 29 мая Народный Совет ДНР принял закон, который дает возможность подрабатывать молодежи с 14 лет. Желающих много?

- У нас были большие дискуссии по этому поводу. Дело в том, что и украинское законодательство позволяет работать с 14 лет, но с согласия обоих родителей или с разрешения органа опеки. Если не ошибаюсь, до четырех часов в день могли дети работать. Эта должна быть работа, которая не требует физических усилий, и, безусловно, неопасная.

S1120025
- Неофициально дети и помладше подрабатывают…

- Увы. Мы все об этом знаем, но раньше надзором за такими формами детского труда занималась служба по делам детей. В связи с реорганизацией этих учреждений произошло ее слияние с центром социальных служб. Сейчас процесс контроля над вовлечением детей в труд не на должном уроне. По итогам полугодия я буду поднимать эти вопросы. Детская занятость, если она существует, должна быть организована.

- Были ли в ДНР факты лишения родительских прав?

- Да. Сейчас идет большая волна лишения соответствующих прав тех родителей, дети которых были отобраны, которые оставили своих детей. Раньше у нас не работали суды, примерно девять месяцев, и такие действия производилось по согласованию с Генеральной прокуратурой. Мы могли поместить детей временно даже в государственные учреждения, чтобы не везти ребенка в приют, либо сразу в интернат или детский дом, зная наверняка, что его мать будет лишена прав родителя. Действительно, если родители злоупотребляют алкоголем, то, безусловно, закон отнимет у них ребенка. Или родители состоят на учете в полиции, а ребенок – в службе по делам детей. Все эти заявления уже были готовы и как только открылись суды, дела начали отправляться на рассмотрение. Сейчас будет очень большой всплеск лишения родительских прав.

Последний вопрос с отсылкой к первому. Вы занимаете должность чуть более 100 дней. То, что удалось сделать за этот небольшой срок, это много или мало?

Хотелось бы, конечно, большего, но раз есть желание работать, есть люди, готовые помогать нам, значит, будет результат.

- Спасибо за интервью.