Музыка помогает преодолеть любые трудности

Ноябрь 17, 2017 12:19

Донецкая государственная академическая филармония 16 ноября представила новую программу музыканта, дирижера, композитора Данила Милки «Легенды русского рока». О значении музыки в военное время; о гастролях и творческих планах; о тех, кто уехал и тех, кто остался; о том, сколько листов пришлось исписать нотами, чтобы представить публике симфонические аранжировки известных рок-композиций –в эксклюзивном интервью Данила Милки Донецкому агентству новостей.

— Данил, расскажите, в каком возрасте Вы начали заниматься музыкой, когда решили стать профессиональным музыкантом?

— Мой отец был профессиональным музыкантом, композитором, доцентом нашей музыкальной академии. Как это часто бывает в семьях музыкантов – детей с самого раннего возраста сажают за фортепиано. Так было и со мной. Я не помню точно, в каком возрасте я начал играть, но скажем так – это было в очень раннем детстве. Поэтому мое будущее было предопределено, и я не видел себя в другой профессии. Я отучился в музыкальной школе, потом была школа-десятилетка при консерватории, музыкальная академия, ассистентура. В этом году я закончил Ростовскую государственную консерваторию по специальности «Оперно-симфоническое дирижирование». Так что можно сказать, что мое обучение завершилось этим летом.

— Как Вы пришли в Донецкую филармонию, почему решили выбрать именно это место работы?

— В филармонию я пришел, когда учился на пятом курсе музыкальной академии. Это был 2006 год. Меня попросили сначала просто подменить бас-гитариста в ансамбле «Септет-Джаз» под управлением Александра Куслина. Потом тот музыкант по своим причинам не смог играть в коллективе, и я был принят на работу. Вот уже одиннадцать лет я – басист «Септет-Джаза» при филармонии. Играю на бас-гитаре, иногда на контрабасе. Кроме того последние два года я – руководитель музыкальной части филармонии и дирижер.

— Известно, что Вы также пишите свою музыку. Когда обнаружили в себе талант композитора?

— Как я уже говорил, мой отец – композитор. Причем композитор старой советской школы, советской профессиональной закалки. Поэтому и меня он с детства учил не только игре на фортепьяно, но и композиции. Первые свои сочинения я написал в дошкольном возрасте, не без помощи отца, конечно. Это были одноголосные простые мелодии. Музыкальную академию, кстати, я закончил по двум специальностям, в том числе по специальности «Композиция». Написал уже немало мелодий и авторских аранжировок. Сколько именно – не считал.

— На кого из известных музыкантов Вы ориентируетесь? Чьи произведения Вас вдохновляют?

— Этот вопрос, наверное, не совсем корректный. Я слушаю много музыки, причем – самой разной. Это – классика, рок, джаз, эстрада. Безусловно, источников вдохновения очень много. У меня в каждом жанре есть свои любимые исполнители, которым я отдаю предпочтение. Но я все же считаю неправильным выделять кого-то, приуменьшая заслуги других. Могу сказать, что из классиков академической музыки я ориентируюсь на Бетховена, Шостаковича, Брамса, Моцарта, Баха. Здесь никого нового я не назову. Если спросить у любого профессионального музыканта или любителя музыки – они назовут те же фамилии.

— Сейчас в Донбассе идет война. Как она повлияла на Вашу судьбу, Ваше творчество?

— Война, конечно, повлияла на меня, как и на всех нас. Такие события не проходят бесследно и меняют человека. Но, если говорить о глубинном личностном уровне – те убеждения и взгляды, которые я разделял до войны, они остались, только еще больше укрепились. Появилась определенная ясность в вопросах, касающихся ценности человеческой жизни, здоровья, свободы. Но поскольку я – человек связанный с искусством, война повлияла и на эту сферу моей жизни. Я написал пассакалию памяти жертв войны в Донбассе. Мы несколько раз исполняли ее в нашем оперном театре и в Ростове с симфоническим оркестром Ростовской филармонии.

— Данил, как Вы думаете, помогает ли музыка жителям Донбасса выстоять в условиях войны, поможет ли музыка принести мир на нашу землю?

— В кризисные моменты истории человечества и русского народа музыка всегда играет большую роль, имеет большое значение. Здесь можно долго вспоминать трагические события прошлого и связанные с этими событиями произведения. Пожалуй, наиболее яркий пример «Ленинградская симфония» Шостаковича. Музыка помогает человеку выстоять в борьбе и преодолеть любые трудности. Будь то блокадный Ленинград или военный Донецк. Достаточно вспомнить 2014-2015 годы, когда в городе не смолкала канонада. При этом филармония и наши театры собирали полные залы. Во время войны люди по-особенному относятся к проявлениям творчества, они становятся более чуткими, обостренно воспринимают значимость музыкальных произведений, спектаклей. Для них это очень важно и очень нужно. Мы это чувствовали – когда зрители, несмотря на выстрелы и взрывы приходили к нам слушать музыку. Может, я сейчас скажу слишком громкие слова, но музыка стала спасением для них.

— Многие деятели культуры с началом войны покинули Донецк навсегда. Как Вы к этому относитесь?

— Это – правда и, думаю, ни для кого не секрет. Действительно многие деятели культуры уехали и не вернулись, среди них немало музыкантов. Они покинули город по разным причинам, и, заметьте, я никого не осуждаю. Но в один момент сложилась такая ситуация, что в Донецке не осталось профессиональных дирижеров – они все разъехались. Особенно остро эту проблему ощутил наш оперный театр, когда оркестр остался вообще без дирижеров, а оперные и балетные спектакли без них проводить невозможно. Главный дирижер филармонии тоже уехал – нашел новую работу в Крыму. Но, слава Богу, филармония пригласила Владимира Заводиленко, он без раздумий согласился и в итоге стал нашим главным дирижером. Меня тоже со временем пригласили дирижировать. У меня появилась возможность раскрыться в этом деле. То есть, уехавшие люди оказались вполне заменимы. А для меня и многих других это был определенный вызов, и вместе с тем возможность проявить себя. Мы реализуем свои задумки, пытаемся привнести в репертуар филармонии что-то новое интересное.

— Если говорить об интересном и новом, то Ваша программа «Рок-хиты» – яркий пример. Это одна их самых популярных программ Донецкой филармонии, которая игралась уже многократно и всякий раз собирала полный зал. Вы предвидели такой успех?

— На самом деле подобная форма сосуществования симфонического оркестра и рок-группы – не нова. Многие легендарные группы еще в 70-е года выступали вместе с симфоническим оркестром. И «Scorpions», и «Metallica» выпускали симфо-версии своих песен. В Донецке эта идея витала в воздухе, причем тоже достаточно давно. Когда я учился в музыкальной академии, то есть более десяти лет назад, об этом уже велись разговоры. Все упиралось в проблему реализации, а проще говоря – в ноты. Чтобы реализовать этот концерт, нужны партитуры и оркестровые голоса. Потому что участники симфонического оркестра не могут организованно импровизировать, как, например, джазовые музыканты. Симфоническому оркестру нужны ноты. Нот тогда так и не нашли, и о проекте на время забыли.

Когда генеральным директором филармонии стал Александр Парецкий, он об этой задумке вспомнил и попросил меня сделать аранжировки известных рок-хитов для оркестра. Это было рискованно с его стороны, потому что не было никаких гарантий, что я справлюсь с задачей. Тем не менее, он предложил, я согласился, и около четырех месяцев была у меня тяжелая непрерывная работа. Поскольку это – колоссальный объем, это сложно, как в техническом, так и в творческом плане. Если брать партитуры форматом А3, то это около трехсот страниц, а вместе с оркестровыми голосами, получается больше двух тысяч страниц. Вместе с тем надо отметить, что Александр Парецкий в плане творчества предоставил мне полную свободу. Я решал, какие композиции войдут в программу, и как они будут звучать в итоге. Я выбрал наиболее известные группы, классику жанра. Среди них – «Queen», «Pink Floyd», «Rolling Stones», «Led Zeppelin». Честно говоря, я не рассчитывал на успех. Я думал, что в лучшем случае мы сыграем этот концерт раза два-три за сезон – не больше. Но результат превзошел ожидания, и мы играем «Рок-хиты» регулярно до сих пор.

— Данил, Вы представляете свою новую программу «Легенды русского рока», и Вам есть с чем сравнивать. Скажите, какую рок-музыку легче перевести в симфонический формат – отечественную или западную?

— Ну, во-первых, был наработан определенный опыт в написании аранжировок рок-музыки для симфонического оркестра. В этом плане мне, конечно, было легче, когда есть опыт, процесс быстрее идет. Но по объему «Легенды русского рока» не меньше «Рок-хитов». Объективно – творческие задачи при написании оркестровых аранжировок песен отечественных групп были сложнее. Оказалось, что русская рок-музыка во многом – менее оркестровая, чем западная. То есть сам материал изначально менее пригодный для раскрашивания его тембрами симфонического оркестра. В некоторых песнях приходилось менять стиль, ритмический рисунок, а иногда и саму жанровую основу. В частности, я надеюсь, что песня «Мое сердце» группы «Сплин» станет настоящим сюрпризом для слушателей, потому что она прозвучит в очень необычном варианте.

— Сегодня деятели культуры ДНР активно участвуют в программе интеграции с регионами РФ. Насколько полезна интеграция с Россией для филармонии и для Вас лично?

— Я рад, что мы налаживаем и укрепляем контакты с нашим пока что соседним, но, безусловно, родным государством. Коллектив филармонии по сравнению с предыдущими годами и даже десятилетиями в Россию стал выезжать куда чаще. Например, не так давно наш оркестр выступал, пожалуй, в одном из лучших залов – большом зале Московской консерватории. Кроме того, была поездка оркестра на международный фестиваль в Севастоволь. «Септет-Джаз» Куслина, где я играю, выезжал на гастроли по Северному Кавказу. Я знаю, что многие наши коллективы и солисты-вокалисты активно гастролируют по городам Российской Федерации. Так что процесс пошел, и нас это очень радует. Лично мне интеграция с РФ помогла получить образование в Ростовской государственной консерватории, о чем я уже упоминал. Кроме того, состоялись мои поездки в Ростов, Крым, Москву, Петербург. Скажем так, в Россию я стал ездить значительно чаще, и каждая поездка – это новые знания, опыт, знакомство и общение с коллегами.

— Данил, расскажите, пожалуйста, о своих творческих планах. Какие сюрпризы Вы готовите для посетителей филармонии?

— Честно говоря, раскрывать все планы я не хочу. Сюрпризы должны быть неожиданными, иначе они теряют всякий смысл. Мы с руководством филармонии, конечно, планируем мою работу, связанную с симфоническим оркестром, в частности на этот сезон. Например, я планирую с нашим оркестром представить публике концерт моих авторских произведений, и аранжировок известных композиций. Возможно, он состоится в этом сезоне. По крайней мере, он есть в планах, как у меня, так и у руководства филармонии. Мы о нем еще думаем, решаем, что именно в него войдет. Однако написать что-то новое специально для этой программы скорей всего не получится, потому что написать музыкальное произведение для симфонического оркестра – это титанический труд, как в творческом, так и в техническом плане. В следующем сезоне я планирую представить программу авторских обработок классических академических произведений. Это будет синтез классики и эстрадной музыки с элементами джаза. То есть – симфонический оркестр плюс барабанная установка, гитары, саксофон. Есть в планах еще программы симфонических версий хитов диско. Планов на самом деле немало. Но сейчас главное – хорошо отыграть программу «Легенды русского рока». Надеюсь, у нас все получится, и «Легенды русского рока» будут не хуже, чем «Рок-хиты».

Благодарим за интервью, желаем вдохновения, новых интересных идей и оригинальных творческих находок.