О мире в Донбассе, работе Vodafone и перспективах синхронизации законодательства ДНР и ЛНР

Июль 17, 2018 8:00
архив

Денис Владимирович, с полуночи 1 июля в Донбассе вступило в силу «хлебное перемирие», однако в первые же сутки оно было нарушено украинскими силовиками. Можно ли тем не менее говорить о какой-то положительной динамике в зоне конфликта или же очередное перемирие не оправдало надежд?

Положительная динамика от перемирия в целом, конечно же, есть. Если опираться на отчеты Представительства ДНР в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК – прим. ДАН), то мы видим, что после объявления новых перемирий, не считая «пасхального», всегда на несколько недель наблюдалось снижение уровня эскалации, а также количества обстрелов и провокаций, но потом ситуация обращалась вспять.

Что нужно, для того чтобы перемирие было длительным?

Это, конечно, принятие дополнительных мер по соблюдению режима прекращения огня. Стоит отметить, что эти меры были предложены мониторинговой миссией ОБСЕ и направлены сторонам. Они вполне приемлемые и учитывали наши предложения в том числе. Ведь мы видим, что мешает и чего не хватает для установления полноценного перемирия. Любое новое, объявленное в Минске перемирие вызывает недоверие у граждан, и нам каждый раз приходится разъяснять и показывать на цифрах из отчетов ОБСЕ и СЦКК, что в любом случае перемирие несет положительный эффект. Но нам хотелось бы, чтобы этот эффект был на длительный период, а не на ограниченное количество дней или недель.

Вот как раз хотелось затронуть тему дополнительных мер контроля соблюдения перемирия. Так, перед очередным раундом Минских переговоров 11 июля Вы представили перечень этих мер, который необходимо было скрепить подписями сторон в Контактной группе. Однако украинская сторона заблокировала согласование этих мер уже на уровне подгруппы по безопасности. Как в дальнейшем будут Народные Республики действовать в этом вопросе?

На данный момент существуют только методы убеждения и отстаивания своей позиции, что мы, в принципе, и делаем каждую встречу как в подгруппе по безопасности, так и в самой Контактной группе. Призывы к странам-гарантам, к Германии и Франции, занять более активную позицию в воздействии на Украину, к сожалению, редко когда достигают цели.

Неужели принятие этих мер позволит полностью прекратить огонь на всей линии соприкосновения?

Нет, конечно. Для этого нужно разведение сил и средств. То есть выполнение подписанного сторонами конфликта Рамочного соглашения. Сначала этот процесс должен завершиться на трех пилотных участках, потом на новых участках и в дальнейшем до того момента, пока не разведут силы и средства по всей линии соприкосновения. До этого момента любые перемирия, даже с дополнительными мерами, они все равно не принесут полноценного мира, ведь на отдельных участках фронта стороны находятся на близком расстоянии друг от друга. Даже если уйти от умышленных провокаций со стороны Украины, то иногда обострение возникает по случайности.

Каким образом?

Например, это удар топора или хруст ветки. Все это вызывает на противоположной стороне подозрения, что противник начал активизацию. Соответственно, на звук идет выстрел. И таких моментов слишком много.

Поэтому нужно развести стороны конфликта на достаточные расстояния, после этого установить должное наблюдение между сторонами конфликта. Пусть это где-то будут камеры или круглосуточные патрули ОБСЕ, и после этого можно будет говорить о полноценном мире. До этого нам придется обходиться полумерами.

Когда возможен такой вариант развития событий?

Украинская сторона заинтересована в тлеющем конфликте, то есть ни мира, ни войны. Такая ситуация приносит для властей Украины необходимые оправдания перед своими гражданами за продолжающееся падение экономики. Кроме того, Украина таким образом привлекает внимание мировой общественности. То есть у Киева появляется дополнительная возможность попросить очередные денежные транши, без которых экономике страны грозит критическое состояние.

Давайте еще раз вернемся к обстановке в Донбассе. Обстрелы со стороны украинской армии продолжаются, но прогнозы значительной активизации агрессии во время Чемпионата мира так и не оправдались. Неужели Киев проявил здравый смысл и не стал портить людям праздник?

Я считаю, что именно максимальное привлечение внимания к подготовке различного рода провокаций, публичное озвучивание возможных действий со стороны Киева и недвусмысленная позиция российского президента Владимира Путина заставили Украину отступить от возможных вариантов по дестабилизации ситуации в Донбассе на время проведения Чемпионата мира по футболу в России.

То есть мы смогли избежать этого, поскольку мы об этом много говорили? Верно?

Да, абсолютно верно. Ведь информация нашей разведки и людей, проживающих по другую сторону линии соприкосновения, о концентрации техники и физической силы говорила о том, что идет полноценная подготовка к провокациям. О таких фактах у нас говорили практически все спикеры и средства массовой информации, и в таких условиях идти на провокацию не совсем логично.

Какой бы вы дали прогноз развития ситуации на линии соприкосновения в Донбассе после мундиаля?

Мы имеем дело с весьма непростым противником, и давать прогнозы на ситуативное поведение при разных обстоятельствах — дело неблагодарное. Поэтому мы должны быть готовы к любому развитию событий на линии соприкосновения.

Возвращаясь к теме разведения сил и средств, хотелось бы упомянуть, что ранее, когда была напряженная ситуация на Донецкой фильтровальной станции, Вы и представители ДНР в СЦКК говорили о том, что ДФС может стать следующим участком разведения сил и средств. Сейчас ситуация на станции стабилизировалась. Можно ли говорить о том, что район ДФС не является приоритетом в разведении?

Объекты критической инфраструктуры, куда собственно и относится Донецкая фильтровальная станция, всегда будут в зоне пристального внимания. Тот факт, что ситуацию на территории станции удалось стабилизировать, это свидетельство того, что когда есть желание сторон, то методы и механизмы для стабилизации ситуации найдутся. Здесь стоит отдать должное и лично первому заместителю главы миссии ОБСЕ Александру Хугу, а также представителям ДНР и Украины в СЦКК, которые действительно сделали много для стабилизации ситуации. Остается только надеяться на то, что на этой территории спокойная ситуация сохранится на долгое время.

Но, к сожалению, уже возникают новые проблемы. Это ситуация с участком Южнодонбасского водопровода, который находится в районе промзоны Авдеевки, и там происходит большая утечка воды, которая может привести к тому, что ДФС нечего будет фильтровать. То есть с одним вопросом мы справились, но возникает теперь другая острая проблема, которая может привести к тому, что без воды останется большое количество людей. В этой связи работа будет продолжаться, то есть все, что связанно с водоснабжением, требует пристального внимания. Эти вопросы не снимаются с повестки, они обсуждаются в рамках встреч подгруппы по безопасности.

В мае представители ДНР в СЦКК заявили о срыве Киевом выполнения договоренностей на одном из пилотных участков разведения сил и средств – в районе Петровского. Продолжается ли обсуждение этой темы на переговорах Контактной группы и ее подгруппы по безопасности?

Естественно, этот вопрос обсуждается и сейчас. У нас есть отчет ОБСЕ, который это зафиксировал, и мы будем добиваться от Украины четкого, неукоснительного выполнения договоренностей и возвращения статус-кво.

От военной проблематики перейдем к еще одной острой теме – работе мобильной связи. Девятого июля в ДНР и ЛНР произошел очередной сбой в работе Vodafone. Спустя два дня выяснилось, что переговорщиками в Минске достигнуто понимание относительно конкретных мер по стабилизации работы оператора в Республиках. Будут ли представители Vodafone приезжать в Республику и ремонтировать оборудование, или они будут помогать в онлайн-режиме?

У этого вопроса есть три проблемы: технического характера, законодательного поля Украины и безопасности. Это касается постоянного ремонта оборудования и перемещения сотрудников Vodafone в Республику. Поэтому сейчас рассматривается вариант с привлечением международных подрядчиков, которые смогут обеспечивать функционирование сети в Республиках. Это один из вариантов. Понимание есть, желание тоже есть, поэтому этот процесс будет продолжаться.

Что касается обмена пленными, то обсуждение этого вопроса последние полгода фактически заморожено. Кроме того, украинские полномочные представители в гуманитарной подгруппе в последнее время и вовсе не появляются на встречах в Минске. Создается впечатление, что стороны удаляются друг от друга в решении этого вопроса. Что теперь делать дальше?

На нескольких последних встречах гумподгруппы мы действительно видим отсутствие украинских переговорщиков, которые могут принимать решения. К сожалению, это так. Но затягивание процесса обсуждения обмена пленными затягивается не ими. Это связано с политическим решением, которое идет от президента Украины Петра Порошенко. Мы видим попытку изменения формата, то есть желание втянуть в этот обмен террористов, которые были арестованы в России. Это Олег Сенцов и прочая компания, которые к нам отношения не имеют.

В ближайшие полгода может ли состояться обмен?

Этот прогноз никто не даст, ведь мы имеем дело с Украиной.

Вы как председатель Народного Совета занимаетесь развитием межпарламентского сотрудничества ДНР и ЛНР. В июне депутаты двух Республик провели в Донецке первое рабочее совещание. Как идет реализация протокола о сотрудничестве в законодательной деятельности?

На данном этапе идет полноценное взаимодействие на уровне экспертов. Сейчас в стадии последних согласований находятся три законопроекта, которые прорабатывают совместно парламенты ДНР и ЛНР.

О каких законопроектах идет речь?

Первый — это законопроект о растаможивании транспортных средств, который позволит создать абсолютно прозрачный механизм ввоза транспорта и уйти от каких-то схем, когда на одной из территории лучше ввозить транспорт. У нас в Республиках должны быть равные и прозрачные условия. Следующий документ – это проект закона о защите прав детей, чтобы права детей защищались в Республиках синхронно, и делалось это при активном участии Уполномоченных по правам детей. Третий законопроект — о Знамени Победы, который направлен на создание единых стандартов использования его копии.

Каким Вы видите конечный результат межпарламентского сотрудничества? Полная унификация законодательства обеих Республик?

Полной унификации все же не получится, ведь есть разные определенные условия и факторы, которые не позволяют этого сделать. Но там, где это возможно, законодательство будет синхронизировано.

Насколько можно синхронизировать законодательство ДНР и ЛНР?

По нашей оценке, на 80-85 процентов нам удастся синхронизировать законодательство ДНР и ЛНР. Правда, это очень кропотливая работа исходя из того, что весь этот период времени мы без оглядки друг на друга принимали законы.

Уже известно, что следующая встреча парламентариев ДНР и ЛНР пройдет в сентябре в Луганске. Есть ли понимание повестки этой встречи?

Повестка пока прорабатывается экспертами. Известно, что будут включены на рассмотрение те три законопроекта, о которых я говорил выше, возможно, к этому времени появятся еще новые.

Спасибо.