никонорова

Донецкое агентство новостей: Наталья Юрьевна, как бы вы оценили текущую ситуацию в Минском процессе?

Полномочный представитель ДНР на переговорах Контактной группы, министр иностранных дел ДНР Наталья Никонорова:К сожалению, из года в год 12 февраля – день, когда был подписан Комплекс мер по урегулированию конфликта в Донбассе, – является поводом не к тому, чтобы обозначить какие-то положительные сдвиги и результаты, а к тому, чтобы отметить неутешительный факт: из 13 пунктов этого документа полностью не выполнен, по сути, ни один. Главный фактор того, что такая деструктивная ситуация вот уже шесть лет имеет место, состоит в следующем: Украина под любыми надуманными, нередко абсолютно абсурдными, предлогами затягивает переговорный процесс, уклоняясь от практического применения Минских соглашений для окончательного урегулирования конфликта.

За эти годы Республики предпринимали многочисленные попытки достичь прогресса. В качестве примера приведем очень красноречивую цифру: за шесть лет переговорного процесса нами было направлено в адрес Киева и координаторов ОБСЕ около 470 документов по всем направлениям реализации Комплекса мер.

С нашей стороны мы сделали все возможное, чтобы добиться хотя бы элементарных подвижек по самым острым и приоритетным вопросам: в первую очередь, по достижении устойчивого режима прекращения огня. И нужно отметить, что иногда эти попытки были относительно успешными, в частности, после двух лет дискуссий и шести официальных запросов в адрес координаторов ОБСЕ в июле 2020 года мы смогли добиться от Киева подписания мер по усилению режима прекращения огня. Это было большим достижением. И не только из-за масштаба усилий, которые мы приложили для того, чтобы заставить украинскую сторону согласовать эти договоренности, но и из-за их эффективности: за практически два месяца их действия не было ни жертв, ни существенных разрушений. Тем не менее уже в сентябре 2020 года Киев в одностороннем порядке вышел из данных договоренностей, отказавшись выполнять основополагающий пункт – взаимодействие в рамках координационного механизма для верификации нарушений.

Деструктивный результат дезавуирования мер с украинской стороны не заставил себя долго ждать: вооруженные формирования Украины возобновили обстрелы территории Республики, появились случаи гибели военнослужащих Народной Милиции ДНР, ранения гражданских лиц, многочисленные повреждения домостроений и инфраструктуры.

Не оптимистичнее обстоит ситуация с гуманитарным треком. В конце 2019 года удалось достичь договоренности о том, что обмены удерживаемыми лицами должны обязательно сопровождаться так называемой «процессуальной очисткой» - процедурой освобождения от уголовного преследования. Причем украинская сторона подписала протокол, в котором содержалось такая договоренность. Однако Киев отнесся и к этому обязательству крайне халатно: с тех пор произошло два обмена, в общей сложности представители Украины должны были «очистить» 51 человека – а на деле такую процедуру прошел только один. Соответственно в таких условиях говорить о новых обменах не представляется возможным: Киев должен для начала закончить все необходимые действия по предыдущим, иначе даже после возвращения граждан домой они все еще будут находиться под уголовным преследованием. А это не просто нарушает Минские соглашения, но и означает риск повторного задержания, объявления в розыск и прочее. Таким образом, с украинской стороны это не обмен, а обман.

- В политических вопросах есть существенные сдвиги?

- Здесь, ожидаемо, нет даже намека на какие-либо конструктивные сдвиги. Откровенно говоря, о какой политической или иной другой части урегулирования может идти речь, если в течение шести лет мы так и не получили ответа на вопрос: как именно Украина намерена мирным путем разрешить конфликт, то есть каким Киев видит будущий статус Республик? Это ключевой вопрос, на который украинские власти в соответствии с Комплексом мер и резолюцией Совета Безопасности ООН должны были ответить на следующий день после отвода тяжелых вооружений, то есть с 9 марта 2015 года. Однако вместо этого летом 2020 года украинский парламент конституционным большинством принял постановление об условиях проведения местных выборов, пункт 4 которого Минские соглашения отвергает в принципе.

Более того, с того времени активно начали разрабатываться и выноситься на рассмотрение Верховной Рады такие напрямую противоречащие Минским договоренностям и некоторым актам международного права документы, как законопроект «об интернировании», согласно которому должны появиться лагеря для всех неугодных украинской власти, «о переходном периоде», предполагающий еще большее ущемление гражданских и политических прав жителей Республик, и другие не менее одиозные и сомнительные законодательные инициативы.

В таких обстоятельствах, когда Украина остается в Минском процессе только на словах – а все чаще, кстати, уже и на словах позволяет откровенно немирную и недипломатическую риторику, – совершенно естественно, что мы хотим получить четкий, официально оформленный ответ на вопрос о том, привержен ли Киев Минским соглашениям. Именно с этой целью Республики официально предоставили Украине, в Контактную группу, в Нормандский формат свой проект соответствующего документа. В нем содержится основанный на Минских соглашениях полный комплекс шагов в политической, гуманитарной, экономической сферах и в сфере безопасности, которые необходимо реализовать для полного урегулирования конфликта. В случае согласования приемлемой для обеих сторон конфликта версии этого документа и его одобрения на уровне украинского парламента и президента, мы могли бы воспринимать это как сигнал Киева к готовности предметно и эффективно выполнять Минские договоренности.

Но украинская сторона даже не удосужилась предоставить свои комментарии к нашему проекту, хотя с тех пор прошло уже больше 4 месяцев. При этом напомню, что именно согласование с нами всех правовых аспектов политического урегулирования в Донбассе являлось ключевым поручением по итогам саммита глав стран «Нормандской четверки» (9 декабря 2019 года – прим. ДАН). Да и в целом можно сказать, что если у Киева и есть хоть какая-то «последовательная и принципиальная» позиция на переговорах, то состоит она в следующем: не рассматривать, даже не прикасаться ни к каким предложениям, исходящим от представителей Донецкой и Луганской Народных Республик. В результате переговоры в Контактной группе парализованы – соответственно, возможности реального урегулирования в Донбассе быстро стремятся к нулю.

- В СМИ систематически появляются призывы украинского руководства переписать Минские соглашения или расширить Нормандский формат, добавив в него США, Великобританию, Польшу и другие страны. Другими словами, из Киева идут сигналы о готовности изменить ход и формат мирного процесса. Как к таким призывам относится Республика?

- Как к очередной попытке Киева избежать выполнения своих обязательств по Минским договоренностям в том виде и формате, в котором они были подписаны и должны быть реализованы. При этом Украину не устраивает как целый спектр положений, которые заданы Комплексом мер, так и сама суть и смысл мирных переговоров.

Во-первых, Киев изо всех сил пытается исключить Республики из переговорного процесса, выставить конфликт в Донбассе как международный и, прикидываясь эдакой жертвой некой мифической «российской агрессии», продолжать получать существенную военную, финансовую, административную, медийную и прочую поддержку от своих «западных партнеров». Однако в Комплексе мер черным по белому записано, что субъектами урегулирования являются исключительно Украина и Донбасс, а значит, конфликт в Донбассе носит исключительно немеждународный характер.

Во-вторых, украинские власти очень стараются расширить состав участников Нормандского формата, предлагая включить в него тех самых «партнеров» из определенных западных стран. Но здесь возникает справедливый вопрос: а каким образом новые участники смогут поспособствовать мирному урегулированию, если, по сути, самым основным условием для этого является исключительно диалог сторон конфликта – Киева и Республик соответственно? В этой связи украинским руководителям полезно вспомнить, что Нормандский формат – это только контрольный механизм, который не поможет урегулировать те причины, по которым, собственно, и возник конфликт – а именно нежелание и неготовность Киева учесть мнение Донбасса.

И, в-третьих, сейчас уже абсолютно ясно, что в существующем виде Комплекс мер и другие документы Минского пакета Украина выполнять не желает. Именно поэтому и во времена Порошенко, и сейчас, при президентстве Зеленского, систематически озвучиваются призывы всеми правдами и неправдами переписать данные договоренности. Однако выполнение одобренных резолюцией Совбеза ООН документов – это не вопрос желания или нежелания. Поэтому Киеву давно пора уяснить: нужно или подтвердить свою приверженность по Минским соглашениям и начать их выполнять, или же официально объявить о своей неспособности данные соглашения реализовать. Но тогда это повлечет за собой полное обнуление мирного переговорного процесса и, как следствие, новую эскалацию с туманными перспективами урегулирования.

- В последнее время в медиа наблюдается повышенная активность официальных лиц Украины и общественников по вопросам урегулирования конфликта. С чем, по-вашему, это может быть связано и каким образом ДНР намерена отвечать на эти провокационные высказывания?

- Действительно с приходом команды Зеленского из Киева все чаще стали слышны публичные заявления о том, что «Минские соглашения необходимы не для урегулирования конфликта, а только для сохранения санкций против России», о том, что «Минские соглашения являются удавкой на шее Украины и препятствуют урегулированию конфликта», а также о том, что «Минские соглашения исполнить невозможно и они нуждаются в модернизации».

Вся эта повышенная активность в медиапространстве связана в первую очередь с тем, что Украина не намерена выполнять Минские соглашения добросовестным образом на практике. Но чтобы скрыть это отсутствие воли к реальным шагам, украинские власти перекладывают вину за собственный саботаж мирного процесса на кого угодно, только не на себя, а также камуфлируют свое бездействие громкими, провокационными и зачастую абсолютно абсурдными высказываниями. Для этого привлекаются не только официальные лица и чиновники, но и люди, чья репутация и возможная польза для мирного урегулирования имеют отрицательное значение.

Тем не менее, как неоднократно отмечал Глава ДНР Денис Пушилин, мы готовы отвечать на любые провокации Украины, будь то обстрелы нашей территории или очередная эскалация в информационном противостоянии. С целью укрепления наших позиций в сфере распространения правдивой информации о ходе процесса мирных переговоров делегация Республики на Минской площадке была расширена: теперь в ходе заседаний Контактной и рабочих групп участвуют пресс-секретарь и представители общественности. Их участие в объективном освещении хода Минского процесса в СМИ необходимо в сегодняшних условиях, когда Киев предпринимает все возможное, чтобы выстроить стену лжи и дезинформации. Однако есть универсальный закон: все тайное становится явным, все лживое всегда разоблачается. Именно так и произойдет со всеми оторванными от реальности выдумками и вбросами Украины. 

- Могли бы дать прогнозы на следующий переговорный год: сможет ли Киев найти в себе силы и начать выполнение мирных договоренностей, или нас ждет выход украинской стороны из соглашений?

- О каких прогнозах и надеждах можно говорить, если Киев за прошлый год смог не только проигнорировать все наши попытки по достижению плодотворных результатов на Минской площадке, но и даже выйти из тех договоренностей, которые с огромным трудом все же были достигнуты.

Тем не менее, это не означает, что мы с пессимизмом смотрим в будущее. Скорее наоборот: в прошедшем году состоялось очень знаковое событие, которое в определенной степени разделило всю историю Минского процесса на «до» и «после». Конечно, речь идет о нашем выступлении на площадке Совета Безопасности ООН. Ведь до него на главной дипломатической арене мира могли услышать только версию Киева о происходящем в Донбассе. А вот после Украина утратила на это свою монополию, и мировое сообщество наконец-то услышало голос Республик напрямую, без посредников.

Поэтому могу смело сказать: наша репутация надежных партнеров по выполнению своих международно-правовых обязательств становится все очевиднее для международного сообщества. И это очень ценно, что теперь у нас есть возможность все громче и более системно рассказывать миру правду о Донбассе и о нашей борьбе за те идеи и принципы, ради которых мы выходили на референдум в 2014 году и которые мы сейчас все активнее воплощаем в жизнь.