Образованию нужны учителя-универсалы, компетентные во многих науках

Октябрь 02, 2016 13:08
В.Ф. Шаталов, архив

Педагоги Донецкой Народной Республики сегодня отмечают свой профессиональный праздник – День работника образования и науки. Многие учителя, несмотря на активные боевые действия и угрозы со стороны своих украинских коллег, решили не покидать родные учреждения и мужественно продолжили выполнять нелегкую работу.  Среди них – выдающийся педагог-новатор, Народный учитель СССР Виктор Шаталов. В числе его авторских разработок — опорно-знаковая система, по которой сегодня занимаются школьники и студенты во многих странах мира. Первого мая 2017 года Шаталову исполнится 90 лет, однако он продолжает вести активную научную деятельность, читать лекции и семинары для педагогов, передавая им свой многолетний опыт. В интервью Донецкому агентству новостей ученый рассказал о проблемах современного образования и роли учителя в сложное для Республики время.

— Виктор Федорович, первый вопрос будет касаться злободневной темы. Вы остались в Донецке, несмотря на боевые действия. Предлагали ли Вам уехать, если да, то почему вы отказались?

— После начала войны мне предлагали уехать не раз. Предлагали многие, в том числе весьма авторитетные люди. Среди них – заместитель председателя комитета по образованию Госдумы Российской Федерации Олег Смолин. Однако согласиться было невозможно, и дело тут не в одном только патриотизме, а в десятках тысяч книг, 64 из которых – авторские. Они хранятся у меня дома, а перевозить их с места на место – проблематично и бессмысленно. Тем более, сейчас появилась возможность возродить в Донецке лабораторию, закрытую после развала Советского Союза.

— Сейчас в системе образования Украины произошли некоторые изменения. Как Вы к ним относитесь?

— А как должен относиться русский человек, от которого требуют, чтобы он стал украинцем? Я и лекции читаю, и сказки пишу на украинском языке, потому что моя мать была украинкой и многие родственники говорили по-украински.  Люблю украинский язык. Из моих недавних работ – перевод на русский поэмы Ивана Франко «Ex nihilo» или «Из ничего». Он ее написал 1885 году, и более чем за 130 лет ее никто не переводил на русский. Сидел над ней более года. Украинский для меня – второй родной язык. Но когда его насильно навязывают русским детям – это насилие. Неправильно и то, что сегодня в Украине искажают историю, делая из нацистов и предателей героев. Но, к счастью, в мире хватает образованных, компетентных мыслителей, способных отстоять историческую справедливость. Пройдет время и всю эту пену смоет. Останется наука с ее неоспоримыми истинами.

— В то же время наметилась тенденция к упрощению школьной программы, однако увеличилось количество лет обучения.  Ваше отношение к этому?

— С точностью до наоборот. Сроки обучения без труда сокращаются на один – два года, рабочая неделя школьников на один день, недельная нагрузка в старших классах до 30 часов. И это – без упрощения программы. Следует сказать так: если мы хотим изменять мир, делать открытия, покорять новые пространства, то ни о каком упрощении школьной программы не может быть и речи. Уже сегодня во всей остроте поставлен вопрос о возрождении школьной астрономии и полновесности учебной подготовки по языкам и литературе.

— Но не кажется ли Вам, что для детей будет сложно выдерживать такую нагрузку?

— Дело в том, что тут ни о какой непосильной нагрузке речи не идет. Всего лишь правильная организация учебного процесса. Больше скажу, если грамотно все организовать у детей появляется дополнительный выходной – четверг. При этом они отлично усваивают материал и учатся на одни пятерки. У них нет домашних заданий. Вместо них – предложения. То есть им предлагаются задачи и упражнения от простых до олимпиадных. Процесс обучения так захватывает детей, что становится для них лучше любых развлечений, и они просят родителей приглушать телевизоры в вечерние часы.

— Почему же Вашу систему не применяли в наших школах повсеместно?

— Учителям-экспериментаторам часто приходится сталкиваться с противодействием со стороны профессуры. Причем, если в Москве меня поддерживали, то в Киеве, в основном, мешали работать. Даже статью обо мне в Российской педагогической энциклопедии завизировали двенадцать академиков, а в Украине только один. Когда в 1969 году я просил, чтобы мне дали класс, на котором необходимо было опробовать новую систему обучения, был получен отказ под предлогом, что нет примеров  результативности системы. Но где же было взять эти примеры, когда еще не был проведен эксперимент? Предвидя это, в Киев пришлось привезти мальчика, который, работая в условиях новой системы обучения, изучил к двенадцати годам весь школьный курс физики. А физика – самый сложный предмет. Его экзаменовали около часа двенадцать кандидатов и докторов наук, и заведующий кабинетом физики М. И. Розенберг сделал вывод: «Мальчик действительно отлично знает физику, но слабо разбирается в теории относительности Эйнштейна». Так и хотелось спросить: «А вы-то сами в ней разбираетесь?». Вот такую войну приходилось вести на протяжении двадцати лет, пока система не была официально признана и отражена в энциклопедиях.

— И, тем не менее, Ваша методика сейчас внедрена во многих учебных заведениях мира.

— Да, это действительно так. К счастью, многие дети, отучившиеся по ней, стали доцентами, профессорами, академиками. У них есть ученики, которые также вошли в научную элиту. В этой «войне» система уже располагает своей армией и весьма авторитетные люди могут ее отстоять.  Сегодня в Москве и Санкт-Петербурге работают школы, где учителя проходят курсы повышения квалификации на основе новой системы. В первых числах сентября в Московской школе была прочитана лекция для учителей школы и родителей.  Такая же школа есть в Америке. Многие учебные заведения в разных странах мира работают по уже написанным книгам и учебникам. Например, в Северной Корее все военные училища обучают курсантов по системе Шаталова. Так что дело, несмотря на выпады оппонентов, набирает силу и живет.

— По Вашему мнению, на чем необходимо делать упор в обучении школьников?

— Надо, прежде всего, обучать не школьников, а учителей. Это магистральное направление. В институте последипломного образования в Донецке я читаю лекции по всем учебным предметам от физики и математики до литературы и физвоспитания, за это меня называют учитель-универсал. Много ли вы знаете учителей-универсалов, которые преподавали бы ряд предметов? А если подумать, то выяснится, что таких педагогов – великое множество. Это все учителя начальной школы, к которым обычно не очень серьезно относятся. Но как раз с них и надо брать пример. А когда в средней школе в класс приходит десяток учителей по разным предметам, то вступает в силу педагогический эгоизм, они начинают тянуть каждый в свою сторону и рвут детей на части. Образованию нужны учителя-универсалы, которые компетентны во многих науках. И если их станет достаточно много – придут отличные результаты.

— На Вашем счету немало новаторских находок и научных трудов в области образования. Над чем Вы работаете сейчас?

— В настоящий момент идет работа над заключительной частью автобиографической трилогии, после уже опубликованных книг «Вопреки» и «Есть упоение в бою». В первой части я написал, в том числе, о своей фронтовой жизни в годы Великой Отечественной войны. Вторая часть – тоже о войне, но другой. Эта книга посвящена сражению с оппонентами в академической среде. Результаты этого боя отражены в Большой Советской энциклопедии, энциклопедии Кирилла и Мефодия, в Российской и Украинской педагогических энциклопедиях. Под ними подписи десятков выдающихся ученых разных республик.

шаталов интервью (1)— В нашей Республике возрождают советскую традицию сдачи норм «Готов к труду и обороне». Как Вы относитесь к внедрению этой системы в современную систему образования?

— То, что у нас снова начали уделять серьезное внимание спорту и физическому воспитанию молодежи – это замечательно. Хорошо, что традиция сдачи норм ГТО возрождена, причем на официальном уровне. Сам в свое время сдал нормы на значок «Отличник ГТО II ступени» и горжусь этим. Значок ношу вместе со своими военными и государственными наградами. Мне скоро 90 лет, но несмотря на это я каждый день занимаюсь спортом – отжимаюсь, приседаю, отрабатываю боксерские удары и считаю, что уроки физкультуры нужно проводить ежедневно. Потому что спорт делает человека крепче, приучает к настойчивости и терпению. Все наши лучшие ученики были к тому же отличными спортсменами. Поэтому развитие спорта и пропаганду здорового образа жизни только поддерживаю.

— В Донбассе уже два с половиной года идет война. Как вы думаете, какова роль учителя в этих условиях?

— Киев намеренно давит Донбасс, чтобы здесь замерла жизнь, чтобы люди сникли и сложили руки. Порошенко говорил, что наши дети вместо того, чтобы ходить в школу, будут сидеть в подвалах. Большей гнусности сложно придумать. Но он не учел, какой мужественный, самоотверженный, патриотичный у нас народ, в том числе учителя. Многие из них не уехали, несмотря на обстрелы и угрозы своих украинских «коллег». Они остались тут и продолжили учить детей. Благодаря таким учителям Донбасс не сломить, и пророчества Порошенко никогда не сбудутся.

— Виктор Федорович, что бы вы пожелали своим коллегам в День учителя?

— Желаю держать себя в узде. Что бы ни происходило вокруг – паниковать не надо. Просто делайте свою работу и будьте уверены, что правда кривду всегда переборет. Дети будут брать с вас пример, и вы воспитаете прекрасных учеников. А на будущее хочу пожелать долголетия. Лично я могу сказать, что, прожив много лет, можно успеть сделать многое. А оглянувшись назад и оценив прожитую жизнь — получить право передавать свой опыт молодым.