Сегодня — сохранить, завтра — приумножить

Июль 08, 2015 18:04

Вопреки договоренностям, заключенным на мирных переговорах в Минске, украинские силовики продолжают обстреливать Донецкую Народную Республику: гибнут люди, рушатся жилые дома, объекты инфраструктуры. Тем не менее власти ДНР используют любую возможность для восстановления страны, в том числе реконструируются промышленные предприятия, пострадавшие в период интенсивных военных действий. О том, как идет этот процесс, в интервью Донецкому агентству новостей рассказал начальник управления стратегии развития промышленности администрации Главы ДНР Евгений Лавренов.

Евгений Евгеньевич, какие на сегодняшний день промышленные предприятия ДНР находятся в процессе восстановления?

Практически все предприятия, которые не находятся на передовой, сейчас пребывают в процессе восстановления, потихонечку двигаются вперед. У нас в Республике порядка 165 промышленных предприятий градообразующих и районного значения. В общей сложности производственных площадок численностью в 50 человек более полтысячи. При этом мы отслеживаем только те предприятия, которые имеют бюджетообразующее значение. По сути, все они начали переориентироваться на новые условия.

У нас наиболее пострадавшие предприятия расположены в Петровском районе Донецка. Там больше 25 объектов разного значения, и практически все стоят. В Горловке остановлен концерн «Стирол». Как он может заработать в зоне постоянных обстрелов? Это опасно для жизни не только горловчан, но и всего государства. На сегодняшний день были попытки запуска полистирольного производства. Запустить в работу аммиачное сейчас нельзя, так как это может привести к экологической катастрофе. По различным оценкам, выбросы от аварии могут распространиться по воздуху в радиусе от 50 до 400 километров.

На какой стадии восстановительные работы, когда планируется их завершить?

Заводы сами производили ремонтно-восстановительные работы сразу, как попадали под обстрелы. Все делали своими силами. Директора обычно не затягивали эти процессы, поскольку любые осадки могли привести к тому, что восстановление в итоге может стоить дороже, чем срочный ремонт.

Макеевский и Донецкий металлургические заводы практически полностью восстановились и ведут производство. На предприятии «Донгормаш», занимающемся металлообработкой и машиностроением, мы практически заканчиваем восстановление распределительной подстанции и энергоблока. Когда туда попал снаряд, всю ночь пылала газовая труба. Окончательный ремонт будет осуществлен до конца 2015 года, однако чтобы завод мог существовать и работать, нужно еще около двух недель. Важно завершить ремонт как можно быстрее, так как распределительная подстанция – это стабильная работа всей энергосистемы. С ее помощью предприятие обеспечивается водой и электроэнергией.

А насколько обеспечены производственные предприятия Республики коксом и углем?

На сегодня четыре из пяти наших «коксохимов» работают. Общая производительность кокса с учетом приостановки крупнейшего наряду с другими аналогами Ясиновского коксохимического завода (стоит на горячей консервации), наверное, будет составлять порядка 50% от всей производственной мощности. К примеру, ДМЗ на сегодняшний день работает на 40% мощности, следовательно, потребляет только 40% процентов кокса.

По производству коксохимии выстраивается тенденция производства металлургии, они неразрывно связаны. Наша задача в том, чтобы постепенно выйти на плановые мощности, тогда можно будет оценить ситуацию с коксом. Если мы возьмем все плановые мощности металлургии, коксохимии и угля, то коксующегося угля у нас в стране не хватает. Его надо будет довозить. Увеличить добычу в четыре раза, для того чтобы мы могли себя обеспечить им, – это, скорее всего, перспективы будущих двух-трех лет.

ДМЗ, работая на 40% от мощности, не испытывает дефицит в коксе?

В коксе — нет. На сегодняшний день благодаря тому, что угли, необходимые для коксования, добываются и завозятся, мы имеем в достаточном объеме кокс для нашей металлургии.

Евгений Евгеньевич, сколько работает шахт на территории Республики и сколько планируется ввести в эксплуатацию новых лав до конца 2015 года?

Сейчас работают по добыче угля 24 крупных предприятия, из которых 21 — государственной формы собственности. На двух шахтах (Холодная Балка ГП «Макеевуголь» и им. Л.И. Лутугина ГП «Торезантрацит») уже введены в эксплуатацию новые очистные забои. До конца 2015 года планируем еще запустить в работу не менее 10 новых лав. Общая плановая нагрузка на вновь вводимые участки составит порядка 12 тысяч тонн добычи угля в сутки.

Вот у меня есть сейчас в руках папка по программе развития горных работ на шахте имени Бажанова (ГП «Макеевуголь» — прим. ДАН). Сложность в том, что она пострадала в результате аварии еще до войны, там на 2012 год восстановительных работ было на 350 миллионов гривен. Сегодня мы ищем возможность запустить ее, это перспективная шахта. Она даст существенный, в общем-то, прирост в добыче коксующегося угля.

Шахты «Комсомолец Донбасса», имени Засядько и «Ждановская» работают. Ранее я уже упоминал, что «Комсомолец Донбасса» в связи с затруднениями по вывозу угля снизил свою добычу. Сегодня на этом предприятии среднесуточная добыча составляет 3900 тонн, а еще неделю назад это было 4-5 тысяч. Это ситуативные проблемы, которые мы решаем. «Засядько» тоже работает. До сентября этого года там намечены серьезные и затратные мероприятия, которые производятся по протоколу.

Первым делом мы собрали угольщиков, и они нам представили по своим шахтам программы развития горных работ. Здесь четко рассчитано, что нужно сделать, чтобы шахта была рентабельна. Соответственно определенной глубине добычи.

Помимо шахт, какие предприятия еще планируется реструктуризировать в ближайшее время?

Что у нас сейчас бюджет еще сильно тянет? Помимо реструктуризации шахт. У нас есть Зуевская теплоцентраль, которая обогревает половину Зугрэса. Это станция, которая работает на природном газе и вырабатывает электричество. Она всегда висела и висит на бюджете Республики. Я предложил Главе государства пригласить специалистов и посмотреть, что можно с этим сделать. Осень не за горами, и население нужно будет отапливать. До конца июня к нам приедут специалисты, которые предложат нам варианты реконструкции этой теплоцентрали, чтобы она не висела на шее Республики и окупала себя. В планах реконструировать так, чтобы она еще и прибыль давала.

Какие объемы средств необходимы на восстановление промышленности, которому нанесен вред обстрелами? Сколько всего предприятий пострадало от действий украинской армии?

Предприятий пострадало много. Точную цифру не дам, поскольку руководители многих заводов не заявляли о повреждениях. Прилетели снаряды, пришли на смену рабочие, залатали и пошли дальше трудиться. Сколько их точно, это трудно оценить. Если нет возможности самим ликвидировать, тогда и обращаются к правительству. Енакиевский металлургический завод сам ремонтировался, «Гормаш» тоже. Поэтому такую статистику вряд ли можно найти. Когда к нам поступают обращения, мы отзываемся и помогаем всем, чем необходимо.

Чем шаги властей Донецкой Народной Республики в развитии промышленности отличаются от принципов украинских?

Я уже не раз говорил, что все годы независимости Украины убивали наш потенциал. Все было просто: взяли, добыли железную руду, добыли уголь, на этом конец. То, что давало высокую добавочную стоимость, планомерно уничтожали. Машиностроительные заводы постепенно превращались в ремонтные площадки, а ремонтные площадки в гаражи, потом пускали и их на металлолом. Вот так потихонечку все и «убивалось».

Можете указать конкретные примеры?

Пример — производственный отдел «Эталон» — структурное подразделение ГП «Донецкстандартметрология», которым руководит Игорь Подиновский. «Эталон» производит высокоточные измерительные приборы для газо- и нефтедобывающего комплекса. При Украине завод планомерно банкротился, он не был нужен. А директору найти потребителей труда не составило, однако люди боятся проблем с поставками из-за войны. Тем не менее, некоторые из идейных соображений помогают нам, дают заказы. Верят и готовы рисковать, получая при этом качественную продукцию.

Электрический тариф тоже важный фактор, нам всю жизнь рассказывали, что наши электростанции не дают рентабельного электричества. Мы сами посчитали, и оказалось, что все не так уж плохо. Электричество у нас стоит совсем других денег. Нам рассказывали, что «Истил» (металлургический завод в Донецке – прим. ДАН) не может работать в прибыль, а оказывается, со структурой себестоимости не все так плохо. А все потому, что на Украине люди думают о том, как украсть, и последние слова Яценюка (Арсений Яценюк – премьер-министр Украины) о необходимости нового повышения тарифов на электроэнергию — продолжение той старой политики.

Какие цели ставите перед собой на ближайшее время?

Руководством Республики нам поставлена цель – сохранить и приумножить. Мы сейчас на стадии сохранения, приумножать будем завтра — есть планы, и мы идем к этим планам. Это кропотливый ежедневный труд, но в итоге мы дойдем до цели.

*рб*лф*мк*нк