АРХИВ. Что писали советские газеты об освобождении столицы Донбасса

Сентябрь 07, 2020 13:56
Карикатура художников-кукрыниксов в газете «Правда», №215 (5617) от 11 сентября 1943 года

Донецк, 7 сен – ДАН. Жители ДНР 8 сентября отметят один из главных в регионе праздников —  годовщину освобождения Донбасса от немецко-фашистских захватчиков, именно в этот день 77 лет назад Красная армия заняла Сталино — ныне Донецк. Донецкое агентство новостей подготовило в этой связи спецобзор советской прессы, восстановив по часам освобождение города по отчетам военных корреспондентов.

Необходимо пояснить, что журналистам предстояло передать информацию по телеграфу, а фото доставлялись в редакции издательств самолетами, поэтому первые известия о взятии областного центра — города Сталино были опубликованы на следующий день.

Тогда главная в СССР газета «Правда» на первой странице  сообщала: «В результате умелого маневра и стремительного наступления войска Южного и Юго-Западного фронтов отбили у немцев и вернули нашей Родине Донецкий бассейн – важнейший угольный и промышленный район страны». Ниже был опубликован приказ Верховного главнокомандующего Иосифа Сталина с перечнем отличившихся войсковых соединений и о присвоении ряду из них почетных наименований.

Подробности военной операции, узнаем из статьи корреспондента «Правды» Михаила Шура. Он сообщает, что накануне наступления Красной Армии на город гитлеровцы несколько раз атаковали советские позиции западнее и юго-западнее Макеевки. Все попытки немецких войск сорвать наступление были отражены. «После быстрой перегруппировки части 301-й Сталинской стрелковой дивизии 7 сентября в 14.00 предприняли вслед за артподготовкой атаку на Сталино… Артиллерия выдвинула орудия и била прямой наводкой. Командир дивизиона капитан Федоров, сам в прошлом житель Сталино, предварительно провел у себя красноармейский митинг, на котором бойцы дали клятву взять город», – пишет Шур.

Красная Армия наступала сразу с трех направлений: востока, севера и с юга. По наблюдению журналистов советских газет, наступление было настолько быстрым, что саперы не успевали обезвредить все обнаруженные мины и вынуждены оставлять их у дорог. Уже около 20.30 сержант Николай Герасименко и рядовой Андрей Жуйков водрузили Красное Знамя на театре оперы и балета. Историки утверждают, что подобных знамен было несколько, но ни одно из них не упоминается в прессе. Некоторые подробности узнаем в газете «Социалистический Донбасс» за 1973 год, где опубликовано короткое интервью с Герасименко. По его словам, изначально знамя пытались установить на балконе над входом в театр, однако там его было недостаточно хорошо видно, поэтому красноармейцы через слуховое окно взобрались на крышу, где и водрузили знамя.

По сообщению Шура, к часу ночи немцев окончательно выбили из города. Спецкоры «Красной звезды» Борис Галин и Николай Денисов отмечали: наступление красноармейцев зачастую велось подвижными группами, в которые входили танки, мотопехота, саперы, орудия и минометы. Такие группы прорывались с флангов и заходили в тыл противника, отрезая ему пути отхода. На рассвете 8 сентября военные корреспонденты попали в Сталино.

«Главная улица города, Артемовская, горела на всем протяжении от завода до студенческого городка. Завод тоже дымился. Немцы в течение двух дней поджигали лучшие здания в Сталино: Дом Советов, почту, банк, институт, гостиницу «Донбасс», Дом ученых… Специальная команда факельщиков разъезжала по улицам. Она аккуратно обливала бензином дома и поджигала их», — отмечалось в материале спецкорров.

В это же утро в районе дворца культуры имени Ленина состоялся митинг, в честь освобождения шахтерской столицы. Его запечатлел военный фотокорреспондент ТАСС Эммануил Евзерихин.

Как отмечалось в газетах, Красную Армию встречали пережившие оккупацию жители Сталино, которые выстраивались вдоль улиц, приветствуя солдат. Писатель и корреспондент «Комсомолки» Борис Горбатов сообщает, что перед уходом из Сталино немцы хотели угнать с собой как можно больше населения и объявили: кто не уйдет с ними – расстреляют. «Улицы обезлюдели – горожане прятались, в погребах, на чердаках, в сараях, надеясь, что освободители успеют их спасти», — отмечал автор.

По сообщениям газет, уже в первые дни после освобождения начала работу государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР. Она собирала соответствующие документы, материалы и показания очевидцев.

В город начали возвращаться эвакуированные руководители предприятий, партийные работники и трудящиеся заводов и шахт. «К коменданту города являются сотни людей с предложением помощи в восстановлении хозяйства. Уже прибыли работники обкома и горкома КП(б)У (Коммунистическая партия (большевиков) Украины – прим. ДАН), исполкома областного совета, угольного комбината», – пишет Шур. «Через несколько часов после освобождения на единственном уцелевшем в центре города большом здании уже висел плакат: «Комбинат Сталинуголь объявляет прием рабочих»», – добавляет Горбатов.

Еще один военкор «Комсомольской правды» — Анатолий Калинин написал заметку, в которой горожане сбивали с домов немецкие вывески. «На 7-й линии толпа людей с одобрением наблюдает, как двое подростков срывают со стены дома №20 вывеску на немецком языке. По-русски эта надпись гласит: «Дом терпимости». На главной улице города, на 1-й линии, догорает корпус индустриального института. В дни оккупации здесь помещался филиал германского акционерного общества «Восток»», — говорится в тексте.

Через неделю после освобождения на площади перед сожженным Домом Советов (ныне – здание администрации Ворошиловского района) прошел большой митинг с участием секретаря ЦК КП(б)У Демьяна Коротченко и командующего Южным фронтом Федора Толбухина. «Донбасс – наш! Скоро вся страна будет освобождена от фашистской нечисти», – сказал Толбухин.

«Теперь Красная Армия отвоевала Донбасс. Она отвоевала этот великий рабочий муравейник, тепло и свет нашей родины. Здесь соки земли. Здесь наша любовь: рабочая страна, мы любим Донбасс. Он дорог нам традициями, гордым правом шахтеров, их приверженностью к свободе. Это не просто две области, это не столько-то квадратных километров, это солнечное сплетение Советского Союза и это любовь молодой, гордой, новой России», — писал в  «Красной звезде» известный советский публицист Илья Эренбург.

Ровно через 200 дней Красная Армия вышла к границе с Румынией. *зх*пг*ъъ