Как простые советские парни Кибенок и Правик стали Героями Чернобыля: вспоминает донецкий пожарный

27 апреля, 2021 10:08 // Обновлено: 27 апреля, 2021 10:08
Тушение пожара на ЧАЭС

Донецк, 26 апр – корр. ДАН. Заместитель начальника Академии гражданской защиты МЧС ДНР Андрей Кирьян вспомнил о лейтенантах Владимире Правике и Викторе Кибенке, которые одними из первых погибли от лучевой болезни, возникшей при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной станции. Парни, ставшие посмертно Героями Советского Союза, были его товарищами – они вместе обучались в Черкасском пожарно-техническом училище МВД СССР.

Рассказ Кирьяна содержит ценные подробности, позволяющие больше узнать о чернобыльской трагедии, а также о биографиях и характерах героев — ликвидаторов аварии. Донецкое агентство новостей публикует его воспоминания одной цитатой, без редакторских сокращений и изъятий.

Обычные советские парни…

— Я в 1980 году оканчивал Черкасское пожарно-техническое училище МВД СССР. С Виктором Кибенком мы учились на одном курсе. Мы жили в казарме, заступали на дежурства. Никто на тот момент его не выделял, и он ничем не выделялся – обычный советский парень.

Кибенок запомнился тем, что когда заходил в курилку, то всегда шутил или рассказывал какой-нибудь анекдот. Чернявый, чуть ниже среднего роста, коренастый, хорошо сложен физически. Веселый, жизнерадостный, часто улыбался. Таким он и остался в памяти. Правик – был на два года старше. С ним мы встречались, как правило, в нарядах или в той же курилке. Тоже – вполне обычный парень.

Биографическая справка: Владимир Правик родился 13 июня 1962 года в Чернобыле Киевской области УССР. Служил начальником караула 2-й военизированной пожарной части Управления внутренних дел Киевского облисполкома по охране Чернобыльской АЭС. Принимал участие в тушении пожара в первые часы после аварии на ЧАЭС 26 апреля 1986 года, получил высокую дозу облучения, был отправлен на лечение в Москву, где и скончался в 6-й клинической больнице 11 мая 1986 года. У него остались молодая супруга Надежда и дочь Наталья. Похоронен на Митинском кладбище в Москве.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 сентября 1986 года за мужество, героизм и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, Владимиру Правику было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Героями сделала трагедия

— Основная масса ребят в Черкасском училище была из центра Украины: Кировоград, Черкассы, Киев. Во время чернобыльской трагедии 1986 года львиная доля работы по ликвидации легла на плечи вот этих ребят, которые окончили вот это Черкасское пожарно-техническое училище. Так сложилось.

Тогда каждый молодой человек воспитывался в этом патриотизме, чувстве долга. Некоторые думают: страшно, не страшно… Есть четкий алгоритм: как выезжать и тушить пожары. Поэтому вот эти наши ребята – и Правик, и Кибенок, они, по большому счету, выполнили ту миссию, которая на них возлагалась первоначально. Будь на их месте любые другие – точно так бы все работали.

В ходе тушения пожара не вспоминаешь о том, кто тебя ждет из родных, какие дела дома. То есть каждый пребывает в рабочем состоянии. Ты оцениваешь обстановку, принимаешь решения, действуешь. И только после тушения ты уже думаешь обо всем остальном. Вот у них примерно такая же ситуация. Они просто начали ликвидировать пожар, как учили.

Биографическая справка: Виктор Кибенок родился 17 февраля 1963 года в поселке Ивановка Херсонской области в семье потомственного пожарного. Служил начальником караула 6-й военизированной пожарной части Управления внутренних дел Киевского облисполкома в Припяти. Кандидат в мастера по пожарно-прикладному спорту. Во время тушения получил высокую дозу облучения, был отправлен на лечение в Москву, где и скончался в 6-й клинической больнице 11 мая 1986 года. У него осталась молодая супруга Татьяна. Похоронен на Митинском кладбище в Москве.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 сентября 1986 года за мужество, героизм и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, Виктору Кибенку посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. 26 апреля 1996 года за исключительное личное мужество и самоотверженность, высокий профессионализм, проявленные во время ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС Кибенок посмертно награжден знаком отличия Президента Украины — звездой «За мужество».

25 метров по чернобыльской земле

— Радиация… Мы знали о ней, вот только последствий представить не могли. Наши (пожарные из Донецка – прим. ДАН), которые приезжали из Чернобыля, им выдавали новую форму. Они из палатки проходили 20-25 метров к автобусу. Приезжали сюда, мы замеряли уровень радиации на новой обуви, которую им выдали. Он прошел 25 метров по чернобыльской земле – приборы зашкаливало! Мы брали эту обувь и начинали ее мыть – всякими растворами: мыльными, кислотными, щелочными… В итоге, ботинок распадался полностью, а радиация оставалась.

Работали, как настоящие профессионалы

— На пожаре каждого человека очень хорошо видно: кто-то бежит в огонь, а кто-то – к машине. У каждого по-разному срабатывает инстинкт самосохранения. Причем кто-то боится высоты, кто-то боится замкнутого пространства, кто-то – идти в задымленную зону… Каждый раз себя перебарываешь. Вот и мы сейчас своих студентов учим, как бороться со своими чувствами.

Правик и Кибенок – полностью выполнили свой долг, и это не подлежит никаким сомнениям. Во-первых, по времени, ведь высота машинного зала – больше тридцати метров. От тридцати до шестидесяти на разных уровнях. Лестницы у нас на тот момент – только тридцатиметровые. Опять же, ликвидация осложнялась тем, что туда надо было подняться. Если все в руинах, разбросаны эти куски графита и прочее – туда же нужно было пройти и проложить рукавную линию, установить машины на водоисточник. В самой машине воды всего две тонны – ее хватает на пять минут. Они тушили больше шести часов. В одном расчете 10 человек, в другом – 14.

Они четко выполняли табель боевого расчета. На автоцистерне четыре человека – каждый знает, что он делает. Кто устанавливает лестницу, кто работает с пожарным стволом, кто прокладывает рукавную линию, кто работает на разветвлении… А всему этому учит начальник караула. Правик и Кибенок подготовили свои караулы, научили их на практике, профессионально.

Когда едешь на пожар, ты должен быть в своих людях уверен. Чтобы ты был в них уверен, должен с ними провести занятия и посмотреть, как они выполняют те или иный нормативы. Так вот, Кибенок и Правик добились, чтобы люди выполняли нормативы, по всей вероятности, на «хорошо» и «отлично». Люди сработаны, все выполнили свои обязанности.

Вариант мог быть такой, что, не потуши они пожар на крыше четвертого энергоблока, пламя перебросилось бы и на третий реактор, и на второй, и на первый. Тогда уже масштабы катастрофы было бы трудно представить.

На казарменном положении

— Я в тот период в 1986 году работал заместителем начальника пожарной части по охране Ворошиловского района Донецка. Когда произошла эта трагедия, весь личный состав был переведен на казарменное положение. Начали формировать батальон противопожарной службы на ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС и пожаров в тридцатикилометровой зоне вокруг станции. Он выдвинулся в первых числах мая. Личного состава – более 300 человек, плюс – техника и средства обеспечения.

Мы готовили снаряжение и амуницию для участников ликвидации. Май месяц был насыщенным и домой мы не ходили. Да у меня сын тогда только родился – 7 апреля 1986 года. А я был «на казарме», и ничего страшного. Сейчас Александр – пожарный, майор службы гражданской защиты в Центре управления кризисными ситуациями у нас в министерстве. Работает в Службе пожаротушения.

Когда хоронишь товарища…

— В Москве мы были на похоронах на Митинском кладбище, когда их (Кибенка и Правика) хоронили. Уже там я узнал, что это – мои однокашники. И то, я по фамилиям думал: мало ли – однофамильцы… Витя Кибенок – точно наш. А Правик – наш или не наш? Оказалось, что да – из Черкасского училища.

Когда мы хороним своих товарищей – для нас всех это трагедия. Самое страшное – родителям говорить о гибели сына, вдовам – о гибели мужа. Поэтому у нас в Донецком гарнизоне, когда погибают пожарные, вы даже не представляете, насколько это – комок в горле и тяжело родителям сказать, тяжело в глаза смотреть: не уберегли, не спасли… Но опять же, человек выполнял свой долг до конца.

***

Авария на Чернобыльской АЭС произошла в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года, взорвался четвертый энергоблок станции. Трагедия считается крупнейшей за всю историю атомной энергетики. В ликвидации последствий участвовали более 600 тысяч советских граждан. В первые месяцы после случившегося жертвами стали более 30 человек. Общее число погибших по-прежнему неизвестно.

Уже к 30 ноября 1986 года было закончено строительство саркофага над разрушенным энергоблоком. Спустя две недели, 14 декабря, газета «Правда» и другие центральные издания СССР опубликовали Извещение ЦК КПСС и Совета министров о том, что государственной комиссией был принят в эксплуатацию комплекс защитных сооружений четвертого энергоблока ЧАЭС. *пг*гж*нк

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.