Спецпроект «Воспоминания о легендарном маршале». Часть 4. Утрата

Май 06, 2020 7:00

Великая Отечественная война унесла жизни миллионов людей, не обошла трагическая участь и семью одного из освободителей Донбасса, маршала Советского Союза Родиона Малиновского. О судьбах родных и близких полководца, и о том, как война никогда не кончается в памяти воевавших, рассказывает его дочь Наталья Малиновская в четвертой части цикла статей Донецкого агентства новостей, посвященных 75-летию Победы.

Комментарии автора приведены одной цитатой, без сокращений и изъятий.

ТЕТЯ НАТАША

— В Киеве перед войной жила сестра моей бабушки – Наталья Николаевна Малиновская. Это она, несмотря на то что они с сыном-инвалидом еле сводили концы с концами, приютила моего отца, когда отчим выгнал его, двенадцатилетнего, из дому. Он прожил у тети Наташи полгода и уехал, чтобы не быть этой маленькой семье в тягость, но на всю жизнь сохранил безмерную благодарность Наталье Николаевне, и не просто благодарность – почитание, преклонение. Это была своего рода личная канонизация. Не часто папа рассказывал о тете Наташе и всегда вспоминал ее слова: «Хіба людина людині не допоможе? На те він і чоловік щоб допомогти». Она свято верила в это предназначение.

Киев был оккупирован в первые месяцы войны, и до освобождения никто не знал о своих, оставшихся в городе. При первой возможности после освобождения отец полетел в Киев искать тетю Наташу и, вернувшись, коротко сказал маме: «Погибла». Позже его адъютант рассказывал, что им в конце концов удалось отыскать жительницу соседнего дома, которая знала о судьбе тети Наташи: «Она пустила к себе беженку с детьми, а кто-то донес, и полицаи всех их забрали». Где и как погибли Наталья Николаевна с сыном Женей и те, кого она приютила, я не знаю. Может, в Бабьем Яре, может, в ином месте – мало ли было их на той горестной земле, что вытерпела оккупацию! Знаю одно: тетя Наташа понимала, чем грозит ей этот естественный человеческий поступок – приютить спасающихся от смерти. Ей было все равно, какой они веры и какой национальности, она знала одно: «надо помочь, раз уж человек так устроен».

Никаких документов о гибели тети Наташи мне не удалось обнаружить: украинские архивы уведомили, что бумаги не сохранилось. Бог весть, небрежность это, нежелание искать или действительно ничего не осталось…

Кроме имени – папа назвал меня в честь тети Наташи. Я всегда это помню.

БРАТ АЛЕКСАНДР

Еще одна потеря: брат отца по матери – Александр Сергеевич Залесный, младше отца на двенадцать лет. Сандрик, материнский любимец. Он сгинул на второй день войны в Бобруйске солдатом 39-й Отдельной стрелковой бригады 4-й армии; считалось, что пропал без вести.

Только недавно из переписи немецкого лагеря Больхен-Форбах я узнала, что с ним сталось. На второй день войны он попал в плен и в конце в конце 1941 года умер в немецком лагере Больхен-Форбах. Теперь это Франция, и городок называется иначе – Буле-Мозель. (Какое странное совпадение – это Эльзас-Лотарингия, где мой отец воевал в Первую мировую, и откуда он послал фотографию с надписью «Маме и братику Сандрику от Роди»). С немецкой пунктуальностью лагерная перепись сообщает, что Александр Залесный, призванный из села Клищев, был светловолос и голубоглаз, и что умер он от плеврита 23 декабря 1941 года в лагерном лазарете Хомбург, вблизи которого и похоронен. Какая горестная судьба! Даже фотографии не сохранилось на память.

ДУСИК

Еще один мой дядя: мамин старший брат Алексей Яковлевич Кучеренко, внуки и правнуки которого и сейчас живут в многострадальном Славянске. Он воевал с первого дня войны, хотя год его рождения (1900-й) не подлежал призыву. Сначала на Волховском фронте, а потом на Втором Украинском, которым командовал мой отец, и на котором, в соседней армии, воевала его сестра. С начала войны Алексей Яковлевич не знал о сестре ничего: был уверен, что она погибла в блокаде. Но по завершении Ясско-Кишиневской операции им выпало редкое счастье – они встретились в Бухаресте в оперном театре, где по случаю взятия города давали Верди, и все места были отданы солдатам Второго Украинского фронта. Там Алексей Яковлевич рассказал сестре, что его сын, подросток, пропал на второй день оккупации Славянска…

Всю жизнь дядя горевал о сыне – об Алеше, которого дома звали Дусиком. И так и не узнал, что сын остался жив, что его угнали в Германию, а в 1945-м Дусик оказался в американской зоне оккупации и оттуда уехал в США, что у него две дочки – настоящие американки, юрист и врач, проживающие в какой-то там американской тьмутаракани.

Долго и безуспешно Дусик разыскивал родителей через Красный Крест, и только в 1992-м году у нас дома раздался звонок из Америки, и моя мама – единственная, кто осталась из знавших его, – услышала: «Тетя Рая, это я – Дусик».

ПАМЯТЬ

Два года назад, готовя фотографии к шествию «Бессмертного полка», я прикрепила к дядиной фотографии фото тринадцатилетнего Дусика, а к маминой – предвоенную фотографию брата, где ему пять лет. Конечно, дети не воевали, но как искорежила их жизни война! Одного разлучила с родителями и лишила родины. Другому – оторванному от матери, едва не погибшему во время эвакуации в канун блокады, – спустя четыре года посчастливилось: мама нашла его в детдоме, в сибирском селе. Но война для нее продолжилась – дорога через Сибирь вела на Забайкальский фронт. И она взяла с собой девятилетнего сына. Так мой брат Гера (Герман Родионович Малиновский (1936 – 2010) – выпускник Киевского Суворовского училища. Полковник Советской Армии, чернобылец) стал самым юным участником войны с Японией.

Я помянула самых близких, и то, конечно, не всех. Скольких, даже среди своих родных, я не знаю…

Когда у нас дома праздновали день Победы, всякий раз первый тост был за тех, кто воевал, кто не дожил до Победы, а уже второй – за Победу.

***

Родион Малиновский (1898-1967) – советский полководец, дважды Герой Советского Союза, министр обороны СССР (1957-1967). В ходе Великой Отечественной войны освобождал Донбасс и Украину, Румынию, Молдавию, Австрию, Венгрию, Чехословакию. Участвовал в операции по разгрому японских войск в Манчжурии. Маршал с 1944 года.

Малиновский родился в Одессе. Мать – Варвара Малиновская, об отце доподлинно известно только имя – Яков (Яким). В автобиографии маршал упомянул, что тот был учителем по образованию. Когда мальчику исполнилось 11 лет, мать решила выйти замуж за Сергея Залесного. Отчим не принял Малиновского, и он воспитывался в семье сестры матери Натальи.

С первой женой Малиновский обручился в 1925 году. В браке родилось трое детей – Гена, Роберт и Эдуард. Второй брак – с Раисой Гальпериной (девичья фамилия Кучеренко) – Малиновский заключил в 1946 году, в этом же году в семье родилась дочь Наталья. Кроме того, Малиновский стал приемным отцом для сына жены от первого брака Германа.

Наталья Малиновская родилась в ноябре 1946 года в Хабаровске. По образованию – филолог-испанист, имеет ученую степень кандидата наук. Работала на кафедре зарубежной литературы филологического факультета МГУ на протяжении 40 лет. Переводчик испанской литературы. В последние годы совмещает испанистику с исследованиями по истории Великой Отечественной и Первой мировой войн. Председатель Ассоциации Памяти советских добровольцев – участников испанской гражданской войны, Президент Фонда Памяти воинов Русского Экспедиционного корпуса, Член правления Фонда Памяти полководцев Победы. Лауреат многих литературных премий, награждена испанским орденом «Гражданская доблесть» степени Командора за вклад в культурное сотрудничество Испании и России. *зх*ъъ*дя