Творили, что хотели: Экс-руководитель полетов Донецкого аэропорта рассказал о первых авиаударах ВСУ

26 мая, 2021 16:28 // Обновлено: 26 мая, 2021 16:32

Донецк, 26 мая – корр. ДАН. Украинские боевые вертолеты 26 мая 2014 года барражировали вблизи аэропорта Донецка примерно за три часа до нанесения первого авиаудара по городу. Об этом в интервью ДАН рассказал Павел Туревский, который в то время работал в аэропорту руководителем полетов.

Туревский – почетный работник авиационного транспорта Украины, в Международном аэропорту имени Сергея Прокофьева проработал более тридцати лет. Он хорошо помнит подробности первой атаки войск Киева на Донецк 26 мая.

Зенитки на взлетно-посадочной полосе

«Первые десантники (спецназ) из Кировограда появились на диспетчерской вышке в апреле. Перебрасывали их в донецкий аэропорт на борту тяжелых военно-транспортных самолетов Ил-76. Базировались в здании старого аэровокзала», – вспоминает собеседник агентства.

По его словам, спецназовцы патрулировали объекты аэропорта «вооруженными до зубов». В один патруль, как правило, входили трое: у одного был ручной пулемет, с ним два автоматчика. В диалог ни с кем не вступали – «выполняли свои задачи», игнорируя даже просьбы работников не наводить оружие на гражданских. Женщины, работавшие в то время в аэропорту, делились с силовиками едой, отношение персонала к ним было нормальное, человеческое. Туревский вспоминает, что в какой-то момент вдоль одной из двух взлетно-посадочных полос появились зенитные установки.

«К нам, диспетчерам, так как мы отвечали за безопасность полетов, стали поступать жалобы от представителей авиакомпаний, которые к нам летали, о том, что экипажи боятся летать, и просят убрать артиллерию с летного поля. Правда, после этого начались претензии к украинским военным, чтобы те убрали пушки, и через какой-то период времени позиции зениток были свернуты», – говорит Туревский.

Украинские военные летчики вели радиообмен на русском языке

По его словам, боевая авиация над Донецком впервые «засветилась» задолго до событий 26 мая: украинские истребители барражировали в небе шахтерской столицы во время митингов, проходивших на площади Ленина и у здания бывшей администрации области (сейчас Дом Правительства ДНР). «Украинские истребители сюда заходили, и мы обеспечивали безопасность авиадвижения», — отмечает Туревский.

Он поясняет, что главные распорядители в небе – военные. И все вопросы — «спрямить» или «срезать» курс, изменить траекторию полета, не соответствующую «флайт-плану» экипажа гражданского воздушного судна, — нужно согласовывать с ними. Однако гражданские пилоты традиционно работают с наземными диспетчерами. В таком режиме координация производится без какого-либо сумбура. Командир лайнера четко знает, что следование командам диспетчера – залог безопасного пилотирования.

А в 2014 году бывало так, вспоминает собеседник, что военные диспетчеры «закрывали» воздушную зону над Донецком в радиусе 50 км на всех высотах, порой вплоть до 10 000 метров или на эшелонах высот, за которые отвечали гражданские, – до 7800 метров. В таких случаях ниже указанных отметок не должно было быть ни одного гражданского борта: «что хотели, то и творили».

«Прямого радиообмена с военными бортами не было, они не давали нам такой возможности. Но их частоту 124.0 МГц, на которой шел их радиообмен, можно было послушать иногда. Команды украинских военных диспетчеров мы слышать не могли, а вот то, что им отвечали, – слышали. Как правило: «Да, понял. Квадрат такой-то… Наблюдаю людей возле администрации…». И использовали обезличенные цифровые позывные, когда их присылали сюда, чтобы они «попугали», чтобы они снизились и прошли над площадью Ленина, например, показали, что они есть, что они о нас «помнят», что они о нас «заботятся» таким образом. Радиообмен между украинскими пилотами велся на русском языке, всегда велся на русском языке!» – отметил Туревский.

Он добавил, что попытки властей Украины запретить использование русского языка не увенчалось успехом в том числе в авиации – во всех летных учебных заведениях на Украине преподавание по-прежнему ведется на русском. Да и осваивать авиатехнику, к примеру, вертолеты Ми-8 российского производства, проще на родном языке.

«Папа, тут летают боевые вертолеты!»

В семье Туревского связали жизнь с авиацией трое. Жена Светлана работала в донецком аэропорту диспетчером станции наземной передачи данных, через которую шел обмен информацией с другими аэропортами, дочь Ольга была диспетчером автоматической станции передачи метеорологических данных. Утром 26 мая Ольга работала, но должна была смениться.

«Их попросили не задерживаться. Гражданские самолеты вылетели, а персонал попросили быстрее покинуть территорию аэропорта. Людям, которые пришли на работу к 08:00, дали команду готовиться к эвакуации. Персонала ГП «Украэрорух», который обеспечивал безопасность полетов, на смене в донецком аэропорту находилось порядка 80-90 человек», – вспоминает глава семьи.

Команда на эвакуацию в район Путиловской рощи, находящейся восточнее территории аэропорта, появилась примерно спустя час после пересменки. «Шла информация из Киева и от СБУ Донецка. Сменный персонал диспетчеров продержали там часа два, а потом начальство «Украэроруха» объявило всем, что необходимо расходиться по домам», — говорит собеседник.

Дочь Ольга позвонила примерно в 08:10 – 08:15 будучи за рулем:

– Папа, как мне попасть домой, здесь все перекрыто. Нас эвакуируют!

– Что у вас происходит?

– Папа, тут летают боевые вертолеты!

СПРАВКА: На вооружении ВСУ находятся вертолеты огневой поддержки Ми-24 «Крокодил». Они развивают скорость более 300 км/час и способны поражать наземные цели огнем автоматических 30-миллиметровых пушек или крупнокалиберных пулеметов. Под крыльями Ми-24 несет до четырех блоков неуправляемых ракетных снарядов (НУРС), по 20 ракет в каждом. Вертолеты огневой поддержки могут применять противотанковые управляемые заряды.

«Лично боевые вертолеты я наблюдал над аэропортом уже ближе к полудню 26 мая. Пошли дымные следы от неуправляемых реактивных снарядов, они НУРСами начали «работать». По жилым домам ударили в районе 15-го участка (север Донецка – прим. ДАН). Местные жители рассказывали, что украинские вертолетчики не стеснялись и из пулеметов пострелять по жилым строениям. Боевые вертолеты в течение всего дня 26 мая заходили в атаку и обстреливали аэропорт и прилегающие районы жилой застройки», – рассказывает о событиях того дня бывший руководитель полетов ДАП.

СПРАВКА: На ранних модификациях вертолета Ми-24 в носовой части установлен пулемет ЯкБЮ-12,7 калибра 12,7 мм с вращающимся блоком из четырех стволов. Его скорострельность составляет 4000-4500 выстрелов в минуту.

Воздушный флот «имени Ахметова»

Как рассказывает Туревский, последние рейсы были выполнены, вопреки «официальной информации», уже после первых боестолкновений в аэропорту. Тогда украинскому олигарху Ринату Ахметову по договоренности с ВСУ было разрешено вывести его авиационный флот.

«У Ахметова было два самолета Airbus A319 и его персональный Falcon 900. Airbus A319 – это пассажирский самолет, но они тоже были, как бизнес-джеты. Летали или представители его корпорации, или же футбольный клуб (ФК «Шахтер» – прим. ДАН). Они взлетали уже гораздо позже 26 мая, и если исходить из наших авиационных правил, то уже не с аэродрома, а «с площадки»: без связи с авиадиспетчерами, без метеорологического обеспечения. Они заняли полосу, взлетели и потом уже вышли на связь с Днепропетровском», – отметил Павел.

Как военные летчики стали террористами

«У меня в жизни были две противоположные причины гордиться и ненавидеть военных летчиков. Первый раз меня охватила гордость, когда узнал, что в 1992 году шесть бомбардировщиков перелетели со знаменем части с Украины в Россию. И второе чувство – на 180 градусов — это ненависть к тем украинским пилотам, которые находились в кабинах, за броней боевого вертолета, а тут – безоружные люди. Я с возвышенности смотрел, как украинские летчики атаковали аэропорт, в котором я проработал 32 года, и это не укладывалось в голове, — вспоминает Павел. — В моем представлении для военного летчика главное – честь, и он вполне может отказаться выполнять преступный приказ атаковать собственных граждан: фактически это воздушный терроризм».

СПРАВКА: 13 февраля 1992 года шесть фронтовых бомбардировщиков-ракетоносцев Су-24 из состава 6-го бомбардировочного авиаполка из города Староконстантинов на Украине перелетели на российский аэродром Шаталово Смоленской области. Командир полка перевез Боевое знамя авиационного подразделения на автомобиле. Штурман авиаполка рассчитал четыре различных маршрута перелета, который выполнялся через территорию Белоруссии чтобы избежать обнаружения со стороны украинской ПВО. Перелет не пожелавших принимать украинскую присягу состоялся накануне встречи глав государств СНГ в Минске и получил серьезный политический резонанс. С экипажами самолетов срочно встретился главком ВВС РФ (1992-1998 гг.) генерал Петр Дейнекин.

***

Павел Туревский родился в городе Прилуки Черниговской области, где находился один из крупнейших в СССР аэродромов дальней авиации. После окончания Кировоградского летно-штурманского училища гражданской авиации работал авиационным диспетчером, 32 года из 37 лет руководил полетами в службе управления воздушным движением Донецкого аэропорта.

Напомним, что армия Украины нанесла авиаудары по району аэропорта и железнодорожного вокзала Донецка 26 мая 2014 года. По разным оценкам, в этот день погибли несколько десятков человек, в том числе мирные жители. На следующий день украинская нацгвардия контролировала практически все объекты аэровокзала. Силы ДНР освободили ДАП в январе 2015-го. *пг*мк*нк

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.